Путин уже живет в другом мире - российский политик

20 августа 2018 16:212.7т

Последний визит президента РФ Владимира Путина в Германию, его встреча с немецким канцлером Ангелой Меркель, а также участие в свадебном торжестве главы австрийского МИДа сыграли главе Кремля в "плюс". Освещая эти события, СМИ, в том числе пропагандистские, предпочитали не вспоминать об Украине и Сирии, создавая образ Путина -"милого дурачка", ньюсмейкера и "не убийцы".

Сам факт того, что сегодня Германия готова дискутировать, а не выполнять закон о санкциях против России, в том числе допускать возможность строительства "Северного потока-2" - очень тревожный показатель. Подобная позиция наносит ущерб лично Меркель. Такое мнение в первой части интервью UAportal высказал российский оппозиционный политик Константин Боровой.

- Можно ли назвать успехом Путина его встречу с Меркель? Если имел место успех, то в чем он, по вашему мнению, состоит?

- Путиным достигнут некоторый успех, связанный с тем, что он появился в средствах массовой информации. Может быть, не так, как ему хотелось бы, но… Свадьба, всё так мирно. Такой ньюсмейкер, не убийца.

- То есть можно сказать, что он улучшил свой имидж?

- Я не думаю, что он улучшил. Он действительно уже живет в другом мире. Ему достаточно того, что позитивная оценка дается российской пропагандой и теми СМИ, которые подчинены, на которые влияет эта пропаганда.

Никто ведь в то время, пока он был на свадьбе, особенно не говорил по поводу убийств в Украине, никто не говорил о Сирии. Никто, кроме отдельных СМИ, не говорил о Грузии, никто не говорил об атаках.

- Почему не говорили?

- Потому что все сосредоточились на волне, которая создавалась искусственно. Пропагандистские средства массовой информации научились использовать даже негативную информацию. Сегодня, когда многие издеваются над министром иностранных дел Австрии [Карин Кнайсль, на свадьбе которой побывал Путин], сообщают ей, что она танцевала с убийцей… Очень много фотожаб, очень много монтажа.

Знаете, в свое время был такой кремлевский проект Vladimir.vladimirovich.ru, им руководил Глеб Павловский. Максим Кононенко там печатал анекдоты. Там Владимир Владимирович в образе Ивана-дурака, народного героя, совершает какие-то поступки. Да, дурак, да, что-то не соображает или что-то делает невпопад, но – любим народом. Вот такая была установка.

Пока я это не остановил встречным проектом - Vladimir.vladimirovich.com, - их цитировало "Эхо Москвы", была специальная передача, анекдоты каждый день о том, как Владимир Владимирович, такой увалень, хранит у себя в сейфе уши Масхадова, президента Чеченской республики.

То есть вроде бы дурачок, но такой милый. Вот это – то же самое, это та же технология. Ну, танцует с тетей с огромным носом, но позитивный эффект все равно создавался.

- Вы вспомнили о свадьбе главы МИДа Австрии. По вашему мнению, может ли иметь политические последствия участие Путина в этом мероприятии?

- Нет, никаких политических последствий кроме того, что всем стало ясно, во всяком случае, благодаря этому событию широко начала распространяться информация о том, что в правительстве Австрии участвует неонацистская партия. Но эта информация для профессионалов всегда присутствовала – тут особенного секрета нет.

Я думаю, что это просто складывание позитивного имиджа и что для Путина, возможно, самое главное – присутствие в информационном пространстве. Это какая-то форма прорыва изоляции. Хоть и пальцем на него тыкают, но – прорыв.

Тем более что есть разные способы воздействия – на политиков, на общественное сознание, на журналистов. Но те, кто цитировали эту историю в сатирическом, юмористическом плане, выполняли роль такого Максима Кононенко и Глеба Павловского. Они помогали Путину не исчезнуть из информационных лент.

То, что касается встречи с Меркель, то я уже говорил, что это нулевой результат. Понятна была попытка Путина каким-то образом расколоть Евросоюз – а Германия сегодня самый влиятельный и самый энергичный член Евросоюза. Кое-что, мне кажется, ему удалось. Во всяком случае, позиция Меркель, заявленная перед переговорами, о том, что "Северный поток-2" не должен привести к снижению снабжения Европы газом через Украину – это, в общем, компромиссная позиция.

С одной стороны, она говорит о том, что Меркель все-таки не отказывается от "Северного потока-2". Здравая позиция о том, что это финансирование военной машины Путина против Германии, против европейцев на нее не подействовала. Кстати, сразу после этого Госдепартамент США сделал заявление о том, что компании, которые будут участвовать в этом проекте, будут подвергнуты санкциям.

Понимаете, проблема в том, что старая Европа, в отличие от американцев, все-таки рассуждает и действует в соответствии с очень старыми установками. Есть закон – санкции. Это закон, который необходимо исполнять. В США, вне зависимости от позиции Трампа, этот закон никто не может не выполнять. Любые действия по обсуждению справедливости, несправедливости, возможности обхода закона – это неправовые действия.

То, что Меркель продолжает обсуждать возможность исполнения закона и обхода этого закона – все-таки строительства "Северного потока-2", участия вместе с Россией в больших коммерческих проектах – это не однозначно правовой подход.

Она допускает возможность как-то обойти, договориться, найти компромисс. Мы знаем, к чему это привело в прошлый раз.

Это известный сюжет. Нацистская Германия. Чемберлен привез в Великобританию бумажку, махал ею и говорил: "Я привез мир" (британский премьер-министр Невилл Чемберлен участвовал в заключении Мюнхенского соглашения в 1938 году, отказавшись от обязательств в отношении Чехословакии, - UAportal). На самом деле, не понимая того, он привез войну.

То же самое делает сейчас Меркель.

- Чем опасен такой подход?

- По формальным признакам есть позиция, которая сформулирована в законе. Закон этот сегодня – санкции. Это требование ко всем странам, и к России, соблюдать международные соглашения, законы. В тот момент, когда Россия начала нарушать эти международные соглашения, ей самой подписанные, возникла ситуация, когда международное право было поставлено под большой вопрос.

И вот о Меркель. Это же международные соглашения. Тут, хочешь или не хочешь, нравится тебе Путин или не нравится, есть ли у тебя какие-то замыслы проводить переговоры, достигать компромиссов или нет, но в этом вопросе компромисс невозможен. Либо закон соблюдается, либо не соблюдается - и тогда возникают тысячи вариантов.

Обсуждать компромиссы в вопросе соблюдения закона – это все равно, что в суде начать переговоры с подсудимым, с преступником. Он говорит: не нравится мне ваше уголовное право. И вступать с ним в переговоры: хорошо, по этой статье вы не хотите. Может быть, давайте мы поправим эту статью? Что вы скажете, если мы будем судить вас по другой статье?

- Вы хотите сказать, что Европа сегодня приближается именно к такому формату общения с Путиным?

- Я бы не сказал, что Европа. Европа очень разная. Есть восточноевропейские страны – Польша, Украина, Чехия, - которые на себе испытали все "прелести" сотрудничества с советской Россией и которые сейчас очень хорошо понимают, что Путин реконструировал ту самую систему. Есть и просто продажные политики. Например, в Австрии. Министр иностранных дел не просто принимает Путина на частной вечеринке, но и всячески его облизывает, а Путин, соответственно, финансирует эту неонацистскую партию, не особенно скрывая это.

Но есть некоторый метроном – это США, Трамп, который говорит: как? Вы будете финансировать Путина, который не нас, а вас пытается расколоть, захватить, влиять на вас? И вы просите вас защитить? Ну, тогда просите защитить вас Путина. Может быть, у него это получится удачнее, чем у США.

- Значит ли это, что Путин близок к реализации своей цели – расколу коллективного Запада?

- Не думаю. Кроме вербальных контактов внутри Запада существует еще и множество институтов власти, общественное мнение, СМИ. Между США и Европой есть не только вербальный канал – канал взаимных заявлений и может быть иногда и обвинений, но есть еще и прочные экономические связи, политические, военные.

Можно начать сотрудничать с Путиным и в военной области – начать покупать "Армату" или ракеты. Но это значит отрезать себя от США. Ведь у европейских политиков есть еще один инструмент, который на них воздействует – общественное сознание, СМИ. И то, что сейчас проявилось - и с Меркель, и с Австрией – вызывает оторопь у многих журналистов. И Меркель, которая находится сейчас не в самом лучшем положении с точки зрения общественной поддержки, тем самым наносит себе ущерб.

Продолжение интервью читайте на UAportal в ближайшее время

Автор:
Читайте также
×