У Генштаба РФ есть силовой вариант. Генерал Романенко о достойном ответе Украины

06 декабря 2018 19:591.2т

За инцидентом в Керченском проливе последовал целый ряд знаковых событий, действий и заявлений. В Украине было введено военное положение, в адрес России прозвучал целый ряд обвинений. Тем временем НАТО планирует усилить свое присутствие в Черном море, а Украина вспоминает о Будапештском меморандуме и созывает консультации.

Своим мнением о том, как расценивать то, что произошло, а также прогнозами о том, как события будут развиваться дальше, в блиц-интервью UAportal поделился экс-заместитель начальника Генштаба ВСУ, генерал-лейтенант запаса Игорь Романенко.

- 5 декабря в водах Японского моря, в непосредственной близости от залива Петра Великого прошел ракетный эсминец США McCampbell. В пресс-службе американского флота пояснили: целью такого шага было "бросить вызов чрезмерным амбициям России на море". Как вы расцениваете этот факт, а также намерение НАТО увеличить свое присутствие в Черном море?

- Мы знаем об агрессивных действиях, которые имели место в Керченском проливе. Украина делает соответствующие ходы – международные, дипломатические, военные.

Мне кажется, очень важно то, что мы работали на упреждение. Это новый показатель в действиях Украины. Мы говорили о том, что ситуация усугубляется, на что и американцы, и представители Евросоюза заявляли: если и дальше ситуация будет усугубляться, они введут очередные санкции.

Против двух наших кораблей и одного буксира в Керченском проливе 25 ноября вышли 10 российских кораблей, современные вертолеты, истребители Су-30СМ. Причем, как самолеты, так и вертолеты применили оружие. В международных водах, что уже является доказанным фактом.

Россияне, конечно, всё отрицают, настаивают на том, что это инцидент малого уровня и отрабатывают тактику, как это пояснить с меньшими для себя потерями. Но министр обороны США Мэттис уже заявил о том, что Россия не услышала то, что было сказано. Отсюда и такие жесты, как курсирование эсминца США в Японском море.

Дальнейшие действия США как раз и будут направлены на то, чтобы, с одной стороны, осуществлять давление на Россию, а с другой, в ближайшее время вводить очередные санкции против РФ.

- Учитывая, что руководство РФ нельзя назвать в полной мере адекватным, можно ли опасаться, что в ответ на подобное давление Кремль может инициировать какой-то новый военный конфликт, например, против США?

- Нет, против США они не пойдут. Сейчас в Кремле думают о том, как отвлечь внимание мировой общественности от инцидента в Керченском проливе. Форсировать ситуацию в отношении Украины они тоже пока не намерены.

На сегодняшний день они не теряют надежды завести своих людей в Украину во время двух выборов – президентских и парламентских.

Но при этом, безусловно, Россия, как всегда, готовится к проявлению военной силы. Как в отношении Украины, так и в отношении других стран они прорабатывают возможные варианты. Генштаб всегда готовит силовой вариант.

Но я не думаю, что они это реализуют – по крайней мере, на текущий момент. Поскольку в Украине введено военное положение, Вооруженные Силы приведены в состояние полной боевой готовности. Это достойный ответ на керченский инцидент и в целом на ситуацию.

Фактически Украина с союзниками осуществили свой удар. Теперь мяч на стороне россиян.

- Командующий Военно-Морскими Силами Украины Игорь Воронченко заявил о том, что на фоне инцидента в Керченском проливе Украина могла бы требовать от Турции применения 19 статьи Конвенции Монтрё, в частности, перекрытия пролива Босфор для российских кораблей.

- Безусловно, надо идти по этому пути, даже если Турция не пойдет на этот шаг. Мы помним, что та же Турция не решилась на такие действия, когда был инцидент с их самолетом. Тогда НАТО не было готово к таким шагам.

Сейчас ситуация усугубилась. Поэтому со стороны Украины правильно использовать любую возможность, в том числе и эту, чтобы в очередной раз в большей степени подготовить подобные шаги в будущем.

С каждым разом мы все ближе к реализации этого подхода. Если ситуация будет усугубляться, может быть, дойдет дело и до этого.

- Игорь Воронченко предложил обменять его на 24 украинских моряка, захваченных в плен 25 ноября. Как вы относитесь к такой инициативе?

- С точки зрения военного дела и государственности это неверный подход. Я с уважением отношусь к 24 военным морякам. Разумеется, жизнь каждого нашего воина и моряка дорога но, если применять прагматичный подход, такой обмен является нерациональным.

Во-первых, Россия вряд ли на это пойдет, но, зная Воронченко, я думаю, если вдруг как-то сложится, он будет готов к этому. Он мужественный человек, он действительно может пойти на такой шаг. Как я понимаю, он готов заменить этих 24 моряка до окончания расследования, находиться там вместо них.

Но я думаю, будет более правильным, если он будет возглавлять Военно-Морские Силы, которые вместе со всеми Вооруженными Силами и со всем государством будут предпринимать соответствующие меры по освобождению наших военнослужащих.

- Вы знаете, что Украина выступила с инициативой созвать консультации по Будапештскому меморандуму. Каково ваше отношение к ней?

- Это ситуация, подобная ситуации с проливом Босфор, которую мы обсуждали. Даже если пролив не перекроют, мы приблизимся ближе к решению проблемы. Точно так же и здесь.

На протяжении долгого периода времени все по-разному относились к этим обстоятельствам и к этому документу – Будапештскому меморандуму. Он как бы мало к чему обязывает сугубо юридически, но он очень важен в политическом, дипломатическом и военно-политическом контексте, особенно в период военного обострения.

Здесь мы видим, как работает закон философии: количество переходит в качество. Мы также должны использовать тему соблюдения Будапештского меморандума и продвигать ее дальше. Если вопрос не решится, если мы не получим необходимой помощи, нам надо будет актуализировать тему восстановления ядерного статуса.

Автор:
Читайте также
×