Не хочу быть снарядом в руках Кремля, поэтому уехала с Донбасса – Степова

11 сентября 2018 00:3146

Переселенцы - это не только сломанные судьбы и дополнительная статья расходов в государственном бюджете. Это и тема, на которой усиленно пиарятся политики всех уровней и мастей. А в ближайшем будущем они могут стать еще и мощным ресурсом для пророссийских реваншистов, который, вполне возможно, сможет занести последних прямо во властные кабинеты на Печерских холмах. Как именно - в продолжении интервью UAportal рассказала писательница, переселенка с Луганщины Олена Степова.

- В одном из своих блогов, публикуемых в ряде СМИ, вы вскользь упомянули о том, что уже созданы схемы задействования псевдопереселенцев в предстоящих выборах. Объясните, о чем конкретно идет речь. Что за схемы?

- Каждый переселенец имеет право обратиться в отдел ведения Государственного реестра избирателей и восстановиться в избирательных списках по адресу, где проживает. И в течение последнего месяца-двух по городам началось стремительное увеличение количества таких обновлений именно среди переселенцев, которые здесь не живут и не работают. Их дети здесь не учатся. Они не имеют договоров аренды на жилье, но имеют справку ВПЛ (временно перемещенное лицо, - ред.) - и на этом основании восстанавливаются в списках избирателей.

Другими словами, многомиллионный Донбасс спокойно "расползается" по Украине и формирует псевдоизбирательные общины со списками избирателей. "Своих" членов избирательных комиссий, которые работали еще на Донбассе, восстанавливают и партии. То есть тянут сюда. Это уже схемы.

Многие из этих людей имеют отношение к партии "За життя!" (Вадима Рабиновича и Виктора Медведчука, - ред.), к Блоку Юлии Тимошенко. И планируют стать членами избирательных комиссий от этих партий в мирной части Украины, с помощью справок ВПЛ и отсутствия изменений в избирательном законодательстве, которые надо было принимать в условиях оккупации и агрессии.

А как у нас на Донбассе члены избирательных комиссий формируют выборы - вы у меня лучше не спрашивайте. Я в свое время баллотировалась в народные депутаты. И результаты выборов, проценты каждого кандидата я знала за месяц до голосования, когда в горисполкоме собрались члены комиссий и распределили, кто из кандидатов сколько процентов получит и кто из нас победит.

Олена Степова
Фото: Ukrlife-TV

- Насколько интенсивно этот процесс проходит сейчас?

- Где-то с месяц мы это наблюдаем. По своим общинам района, где живу, я вижу около тысячи новоприбывших лиц, которые восстанавливаются в списке избирателей.

Процесс только начался. И когда будут сформированы избирательные участки, от кандидатов в президенты будут предложены в комиссии именно переселенцы - условные, вы же понимаете. Таким образом, мы получим в том же Каневе избирательную комиссию, которая, скажем, на 80% будет состоять из "понаехавших". Так каким будет результат выборов на этом участке? "За життя"?..

Я хочу честных выборов. Понимаете? Потому что выборы - это еще один фронт. Потому что речь не о том, чтобы просто отдать голос. Речь не о симпатии или антипатии к тому или иному политику или партии. Речь о том, чтобы или отвоевать страну - или снова попасть в оккупацию.

Почему здесь нельзя было нас, переселенцев, разграничить? Чтобы беженцы, которые выехали и живут на подконтрольной территории постоянно, имели право восстановить свои права. А те, кто остается в оккупации, пусть приезжают за своими пенсиями, пусть смотрят, что мы здесь не голые-босые, как им рассказывают, а нормально живем и развиваемся. Но пусть не голосуют!

Их права нужно приостановить до конца войны. Хотят голосовать? Только в своем городе. Только когда там будет флаг Украины. И только когда мой Свердловск будет уже Должанском наконец.

Я в свое время уехала, потому что у меня две дочери. И когда я впервые увидела у нас в городе чеченцев, когда увидела, как они по женщинам нашим глазами шарят - у меня внутри все похолодело от ужаса.

Я думала о будущем. Кто-то - не думал и остался. Бывает. У каждого из нас - своя судьба. У каждого - свои "свои". Я это поняла уже очень давно. Я уже привыкла и к обидам, и к угрозам, даже к зависти, потому что мне же "везет".

Действительно, это ведь большое "везение" - уехать, бросив все, а дальше смотреть, как твоя кума-подруга, с которой делили когда-то последнее, хищно тянет твои вещи из твоего дома. Как дерутся твои соседи за твое имущество, как таскают друг друга за чубы, как орут "мое!" на то, что ты когда-то с любовью покупала для своих близких. Как выкапывают посаженные тобой во дворе розы - под циничное "Тебе ж уже ничего не надо" в телефонную трубку... Вот как выглядит "везение" по мнению тех, кто на переселенцев смотрит глазами СМИ и министров. А мы лишь смеемся, что везет тому, кто везет - и движемся дальше.

Но именно поэтому переселенцы в руках популистов разного рода превращаются в рычаг политического давления на власть.

Читайте также:Путин провалил один план в Украине, но уже сделал новую ставку - известный волонтер

- Эта схема задействования переселенцев в избирательном процессе - насколько серьезные последствия может иметь для страны?

- Если не положить конец такому масштабному восстановлению прав на выборы - мы фактически дадим Донбассу право голоса. А я - против этого. Хотя я сама с Донбасса. Но если встанет вопрос равенства прав и вместе с псевдо-переселенцами права голоса лишат и меня - я согласна. Лишь бы не дать шанса пророссийскими силам превратить Украину в сплошной Донбасс.

Я не согласна, чтобы Донбассу в том состоянии психологического террора, манипулирования и популизма, в котором он находится, дали возможность превратиться в политический инструмент. Это может разрушить Украину.

- К сожалению, речь идет не только о политических популистах. Донбасс - это еще и рычаг влияния и для Кремля тоже.

- Безусловно. А я не хочу быть даже маленьким снарядом в руках Кремля. Поэтому я уехала с Донбасса. Хотя легко могла продолжать заниматься там бизнесом. Кроликов бы у меня покупали все равно! Но я понимала: каждый мой шаг там - это помощь оккупантам.

Поэтому использование настоящих беженцев и псевдо-переселенцев, то есть жителей оккупированных территорий, для формирования избирательных рычагов влияния на Украину и образования фактически внутреннего давления, мы должны остановить сейчас. Потому что завтра уже может быть поздно.

Я ничего не имею против права на свободу выбора. Но в условиях войны сужение некоторых прав - оправдано. Голосовать имеют право исключительно люди, живущие на подконтрольных Киеву территориях. А быть в избирательных комиссиях - и подавно.

Выборы в условиях войны - это фронт. Так почему у нас он оголен?

Я против того, что европейские деньги, которые выделяют другие государства для помощи переселенцам, непрозрачно используются и, признаемся честно, просто не доходят до переселенцев, которых я, как и себя и свою семью, считаю беженцами от террористически-оккупационной угрозы.

Я против переселенцев, которые лупят касками по мостовой и требуют квартиру в Киеве, тогда как очень много квартир пустует в Виннице, Умани, Черкассах, в райцентрах, в селах. Я против помощи переселенцам на законодательном уровне в приобретении первичного жилья, если можно использовать по желанию государства и вторичное.

Я против равных прав для этих уродливых ВПЛ, потому что среди них есть как реальные беженцы, так и те, кто имеет право на соцвыплаты, но живет в оккупации.

Читайте также: Там сейчас творится страшное - Игорь Козловский о Донбассе и том, как его вернуть

Я даже в Каневе видела "переселенцев" из Крыма, получавших пенсию, потому что их так научили донбасяне. Украинские паспорта они не сдали оккупационной власти, но получили российские. Сколько их таких? Ведь и на Донбассе в оккупационной зоне люди уже получили "паспорта" "Л-ДНР", хотя имеют и украинские. Эта маленькая синяя книжечка, за которую одни украинцы гибли, для других - всего лишь бумажка, которая дает равные с остальными гражданами права на передвижение, безвиз, выборы, выплаты...

Поэтому мне хочется, чтобы было какое-то разграничение в использовании наших ресурсов. Я не хочу, чтобы людей с Донбасса использовали популистские прокремлевские силы, чтобы их направили на свержение проукраинской власти и замены ее на пророссийскую.

Кстати, вы знаете, что эти прокремлевские силы уже сейчас обещают, что когда закончится война и будет официально заявлено, что это была гражданская война, то те, кто живет на Донбассе, будут признаны пострадавшими от агрессии Киева и получат компенсацию?

- Да неужели?..

- Да. И люди на слово "компенсация" летят, как мухи на го*но - и без колебаний и сомнений выполняют все, что им велено, чтобы "наказать Украину".

А мы когда выезжали в начале войны с Донбасса - не ожидали от Украины никакой компенсации. Хотя мне очень хотелось, чтобы государство меня защитило. Это правда. Я хотела упасть в надежные ладони. Быть защищенной.

И небо таки исполнило мое желание. Потому что все те люди, которые мне помогали - это украинцы, граждане Украины, даже если живут они за рубежом. Это мои крылья! Это крылья нашей армии! Это крылья нашей страны!

А государство... Мы сами должны его настроить. И мы потихоньку это делаем.

- Пока не очень хорошо получается, к сожалению...

- Да. Пока удается не все. Но то, что делается в условиях войны, то, как меняются люди, дает надежду и уверенность - у нас все получится. К сожалению, многие требуют изменений от государства, но не меняются сами. "Я против коррупции, но если что - кум все порешает". Вот что нас вниз тащит!

Так же, как и игра популистов в то, что кто-то может быть ровнее среди равных.

Читайте также: Путина уже считают предателем: как закончится война на Донбассе

- Говорите о чем-то конкретном - или в целом?

- В свое время Юля Тимошенко очень нам навредила, когда сделала одних людей немного "ровнее" других. По Конституции у нас все равны. Но есть еще закон о престижности шахтерского труда, который шахтеров ставит немного выше учителей, врачей или агрономов.

Учитель, например, с Волыни, который, возможно, учил тех же волонтеров или добровольцев, получает пенсию на общих основаниях, а шахтер с Донбасса - 80% от своей шахтерской средней заработной платы. Поэтому учителю платят 3 тысячи пенсии, а шахтеру - 15 тысяч. При том, что такие же шахтеры на Волыни, которые так же тяжело работали, не получали по 50 тысяч зарплаты. Потому что Волынь никогда не дотировалась из бюджета так, как дотировался Донбасс.

Вы же не думаете, что Ахметов из своего кармана платил шахтерам такие зарплаты? Напомню: до войны зарплаты шахтеров на шахтах ООО ДТЭК достигали 15 тыс. (поверхность) - 50 тыс (проходка и добыча)? И эти деньги платили им мы. За счет дотаций из госбюджета. Воруя у других отраслей. Отбирая у сел и райцентров.

И все - ради того, чтобы Донбасс был управляемым и по первому зову Ахметова тянулся в Киев "стучать касками по мостовой"...

Что имеем в итоге? Мои соседи, которые всю жизнь "выживали" на 15-50 тысяч гривен и имеют по 15 тысяч пенсии - ненавидят Украину, поскольку "Донбасс всех кормил".

Кстати, о том, что эти повышенные пенсии донбасским шахтерам, обворовывая врачей, учителей, агрономов, ученых, дала Юля - никто и не вспоминает. Популярности на Донбассе ей это не прибавило. Зато такое популистское расходование государственных денег привело к тому, что одни равные начали считать себя выше других равных - настолько, что даже позвали войну, чтобы уничтожить государство, которое им дало социальную защиту...

- Они хотели пенсий и зарплат, "как в России"...

- К слову, в России пенсии для шахтеров рассчитываются по той же формуле, что и для всех остальных. Нет там ни "престижности", ни "горного закона", который дает всем пенсионерам-шахтерам на Донбассе право получать бесплатный уголь. А жители сел получают бесплатный уголь или газ?.. То-то и оно. Ровнее равных...

И я не против того, чтобы эти люди получали пенсии. Я против такого выборочного превосходства одних над другими. Там, где существует разница между равными, рано или поздно появляется право на ношение полосатых тряпочек на хвостиках. А дальше людям с полосатыми тряпочками на хвостиках вдруг все остальные должны начать уступать дорогу. А я - против этого.

Это очень трудные вопросы. Но для меня самое больное сейчас - вопрос государственной безопасности. Многие вещи мы просто не можем отслеживать. Однако у нас есть целое министерство, которое должно переживать и за это.

Вместо этого, как я вижу, его работа больше направлена ​​на "освоение денег", чем на реальную деятельность.

Поэтому - снова "никто, кроме нас". На все эти случаи мое внимание обращают вот те настоящие беженцы, которые тихо, сами, не требуя ни у кого ничего, обустраивают свою новую жизнь и радуются ей.

И я просто хочу, чтобы эти проблемы видели люди. Если уж министры "ослепли".

Я уверена, что, проговорив все это, общество активно включится в процессы помощи, разграничения, принятия законов - и министрам по загребущим рученкам настучит, и избирательную оккупацию остановит.

Сейчас я просто обращаю внимание на то, что из-за восстановления переселенцев в избирательных правах в местных общинах мы рискуем, что пророссийские партии все же смогут сломать хребет проукраинским силам, бросив большие деньги на то, чтобы просто сфальсифицировать выборы.

У нас собираются забрать право избирать. У нас хотят отобрать страну. Не войной, а вот так, через выборы. Воспользовавшись нашим равнодушием, отсутствием знаний, пренебрежением безопасностью.

Читайте также: Мы получим ужас, как на Донбассе, если не обратим внимание на одну вещь - Игорь Козловский

- Считаете, люди должны наконец и в тылу понять, что идет война - и жить, исходя из этого понимания?

- Да. Посмотрите на Израиль, на то, сколько там мер безопасности. Нам надо идти таким же путем. Наличие металлоискателей в школах или супермаркетах - это про безопасность, а не про нарушение прав.

Кстати, в 2014-м году у нас стартовала антитеррористическая операция. Вот почему нас должны были признать беженцами от террористической угрозы, которая до сих пор висит над нашей страной. Не забывайте, в ОРДЛО обучают детей-саперов и минеров, которые могут проводить разведывательно-минировальные действия в условиях города. Не забывайте, что сегодня справка ВПЛ, которую за деньги "нарешали" "решалы", а наши украинские слуги-чиновники продали, завтра может стать входным билетом для террориста, который придет убивать на мирной части Украины.

Я вижу, что многие люди не понимают, что это - еще один фронт. Потому что живут в мире симулякров. Каковы переселенцы и кто они - люди знают или из телевидения, или из собственного опыта. Сколько симулякративных информационных программ, направленных на корректировку отношения общества к переселенцам, было вброшено в социальные сети? Множество!

Проблема переселенцев в обществе почти не обсуждается. Поэтому о переселенцах куда чаще будут говорить или "понаехали и не хотят учить язык" или "понаехали и что-то требуют", чем "почему они переселенцы", или "где их помощь", или "как им помочь". Потому что это - картинка СМИ и соцсетей. Собственных картинок у людей мало.

Несколько медийных примеров "успешности" переселенцев базируются на историях успеха, начавшихся задолго до войны. А знаете, сколько людей изменили свою профессию, жизнь, потеряли там все, получили здесь отказ в кредитовании или даже в грантах, поскольку и грантовые программы не всегда открыто и честно работают.

Свои у каждого свои.

Видела я и открытых сепаров-предателей со статусом ВПЛ, которые получали помощь по грантовым программам только потому, что они милиционеры или чиновники, которые нашли здесь единомышленников из "путинвведи". Но... мы же на одном уровне по статусу ВПЛ. Вот так!

Читайте также: Кремль принял решение по Донбассу: фанаты ДНР-ЛНР готовы идти войной на Россию

Надо признать, что проблему переселенцев во всех разрезах - и помощь Европы, и избирательные права, и льготы, и будущие законы, и сама жизнь переселенцев - никто не исследует. Потому что это почти никого не интересует. Нет ответа на вопросы, нужна ли наша социализация государству, нужен ли ей наш патриотический ресурс, может ли общество или государство принять критику перемещенного лица относительно упорядочения жизни общества, сколько беженцев самостоятельно социализировалось?..

Полностью табуирован ответ на вопрос, сколько людей из зоны оккупации выехали в Украину с ВИЧ-СПИДом, туберкулезом, гепатитом. Сколько переселенцев обратились за помощью по поводу ухудшения состояния здоровья после "переселения" (щитовидка, онко-заболевания). Есть статистика хоть из одного населенного пункта? Нет!

А это дало бы еще одну картинку, еще один кусочек общего пазла. Открыло бы еще одну грань войны.

Автор:
Читайте также
×