Путина уже считают предателем: как закончится война на Донбассе

25 августа 2018 12:14200

Известная писатель и блогер, переселенка с оккупированной Луганщины Олена Степова во второй части интервью UAportal рассказала, при каких условиях в Украину может прийти мир, каковы настроения среди людей в оккупации и почему многие сторонники России в ОРДЛО уже считают предателем Владимира Путина.

Первую часть интервью читайте здесь: Кремль принял решение по Донбассу: фанаты ДНР-ЛНР готовы идти войной на Россию

- О чем сейчас больше всего говорят в соцсетях на оккупированных территориях?

- Там очень много Рабиновича и "За життя". Очень много Мураева, он - на каждом шагу. Немного меньше и аккуратнее - Тимошенко. Саакашвили, кстати, вообще исчез из соцсетей оккупированной части Донбасса. Потому что на него там возлагали очень большие надежды по "свержению хунты". Но сейчас появилось разочарование, потому что он не смог одолеть "украинскую хунту" и его считают предателем и слабаком. Он потерял доверие "народа Донбасса".

Там верят в то, что если после выборов "украинская хунта" будет сломлена, то Украина признает право Донбасса на особый статус, даст Донбассу амнистию и признает "гражданскую войну".

А для Донбасса признание "гражданской войны" - это личная победа. Как и для России.

- После выборов на Донбасс может прийти мир?

- Думаю, нет. Победа - тяжелая и многогранная штука. Если мы, как и жители ОРДЛО, будем ждать, что война закончится за один день и все уже на следующее утро станет, как было до войны, мы получим разочарование и поражение.

Россия не просто так туда заходила, чтобы это бросить. Многое зависит от того, сохранит ли "хунта" "хунту". Если да - мы сломаем Россию и победим на всех участках фронта, в том числе, на историческом фронте, культурном, религиозном...

Россия начала много войн, но так мало выиграла. Мир на Донбассе зависит от того, как быстро и качественно Россия уберет оттуда свое дерьмо. Но... Мир на Донбассе зависит и от самого Донбасса. Чем больше там ненависти к Украине, чем больше там "не моя война", чем больше там "какая разница", чем больше там тех, кто уже извлекает выгоду из оккупации - тем больше там войны.

Не думали о том, что там уже есть люди, которые сами, без влияния России, будут устраивать провокации (а это уже есть на фронте), чтобы продолжить войну? Потому что это бизнес "решал", контрабанда, две пенсии, отмывание средств, продажа гуманитарки... Да много чего.

Много тех, кто на самом Донбассе не хочет прекращения войны. Много ли донбассян пошли воевать за освобождение своей страны? Нет! Большинство работает в оккупации на шахтах - "какая разница, когда вы нас освободите". Все больше людей в ОРДЛО все теснее связываются с "республиками" и не хотят возвращения Украины. Например, студенты, получившие "дЕпломы" "республиканских ВУЗов", пенсионеры, которые в ОРДЛО получают пенсию по возрасту, поскольку в Украине они пенсионного возраста не достигли еще... Много уже нюансов.

Сейчас все большее распространение в Украине и в ОРДЛО приобретает тезис, что именно действующая украинская власть стремится к войне, тогда как для мира необходимо лишь примирение с Россией. И на это ведутся очень многие люди и там, и здесь. Мне реально становится страшно, когда я вижу все больше проукраинских людей, которые начинают эту песню про "Порошенко-барыгу, который хочет войны", про "война выгодна Украине", "вы нас предали, вы торгуете с Россией" ...

За 5 лет войны многие перестали видеть в России оккупанта и агрессора, внимание переключилось на условного врага. "Бей своих, чтоб чужие боялись". Россия удачно использует постсоветское в людях.

Мы потеряли очень большую прослойку проукраинских людей там, в оккупации. Они находятся под мощным информационным влиянием, действие которого усиливается личными обидами за их загубленные жизни. Хотя они могли, как и я, бросить все, уехать и начать жизнь с нуля. Пройти ломку, упреки "понаехали", сдобренный позором путь от бедности до какой-то определенной стабилизации собственной жизни. Но они в свое время решили остаться там - и сейчас просто не могут уехать.

Моя семья уехала. Мы оставили там свой бизнес, дом, дачу, все, что в доме, свое маленькое фермерское хозяйство - крольчатню, в которую вложили почти все сбережения - и поехали в никуда. Хотя было очень страшно. Выезжали, используя зональные ротации - ждали, пока на блокпосты заступят россияне: они меньше грабили. Тогда еще можно было выехать на авто и забрать хотя бы немного вещей.

Но труднее всего было выдержать психологический удар.

- Что больше всего давило психологически?

- Все! Потеря! Ты беженец! Ты бросил свое! Тебе звонят родственники и соседи, которые дерутся за то, что тянут все из твоего дома, потому что "тебе же это уже не нужно".

Переселение - это маленькая смерть. Все зависит от того, чего ты ожидаешь. Насколько ты готов к своему "обнулению", к потерям, к риску. Переселение делает из тебя философа, потому что это действительно большой психологический перелом, который ты или воспринимаешь выдержанно-философски, или он ломает тебя, погружая в "зрады" и отчаяние.

Часто слышу из зоны, от тех, кто не решился уехать: "Тебе просто повезло". Отвечаю - "везет тому, кто везет". Мы взяли себя за волосы и потащили, потому что понимали: трясина ОРДЛО и "руцкого мира" затягивает быстро.

Переселение - это философия, некий дзэн.

Ты должен понимать, что никто тебе ничего не должен. Это твое решение. Это твоя жизнь. Мы с первых выстрелов не видели быстрого окончания войны, сразу осознали, что там будет, сразу поняли, каким будет отход войск.

Мы верили в победу. Верили, но уехали. Потому что понимали: мы, мирные жители Донбасса - щит для оккупанта. И снаряды не спрашивают, какой позиции ты придерживаешься. Поэтому нам не жалко было терять в материальном плане, несложно было спать на полу в доме в деревне, считать свои силы на "это покупаем, это не важно"... Вообще не трудно было воспринимать свою новую жизнь.

Потому что мы остались живы. Мы вывезли детей - и тем дали им вторую жизнь и счастье найти себя в мирной части Украины, не знать страха, изнасилований, не видеть пьяных ублюдков.

Мы вывезли маму - и тем дали ей вторую жизнь и шанс стареть в мирной Украине, не зная голода и холода.

Мы вывезли кошек и собаку, потому что я очень боялась, что они будут там голодать. Все остальное - тлен. Мы были готовы морально к тяжелой жизни на новом месте. Но мы оказались не готовы к измене своих там и к тому, что некий маленький "Донбасс" мы встретим и здесь. И именно это оказалось наиболее болезненным. И самым значимым.

Мы там, в оккупации, придумали себе идеальную Украину, так как переписывались с патриотами - образовали симулякр. Поэтому ко многому мы оказались не готовы морально.

Я была не готова услышать в спину от кумы: "А где у тебя росли махровые нарциссы? Мы уже все двор перекопали... да, цветы выкапываю, тебе же уже ничего не надо", а затем - сотни звонков, когда они мне рассказывали, что тянут из дома... До сих пор боюсь телефона.

Вот почему переселение - это маленькая смерть!

Я была не готова здесь встретить... Встречаешь же разных людей. И тех, кто отдаст тебе последнюю рубашку, и тех, кто не понимает, отчего ты бежал от "богатого Путина", который "вам все там дал". Ты регулярно будешь слышать упреки, что государство тебе все дало, потому что "по телевизору так говорят". Тебе откажут в работе, потому что ты из Луганска. Тебе предложат позорно низкую оплату, "потому вам все равно нужно что-то кушать". Тебе искренне будут доказывать, что нет никакой разницы между Донецком и Луганском. Ты даже узнаешь, что в оккупации лучше, потому что те, кто воюет за "ЛНР", уже получили квартиры от "хорошего Путина", который заботится о своих солдатах. Или о том, что они там на Донбассе - хорошие ребята, так смело воюют против Порошенко...

Все это будет тебя ломать. Это трудно. Но как бы там ни было, что бы нам здесь ни приходилось слышать - мы получили гораздо больше. Нам есть куда обратиться за помощью, например, если заболеем, мы имеем друзей-единомышленников, которые поддержат. У нас есть работа. Своя земля. Мы влюблены в наше село. Мы получили шанс на жизнь. А у наших детей есть будущее.

А там нет ничего.

Вот именно это в оккупации все больше людей начинают понимать. Они со всей ясностью начинают видеть, что их ждет.

- И что же это?

- Мой Свердловск - это первый город, который увидел войну. Ведь граница с Россией от нас - всего в 12 км. Тогда россияне нас не очень трогали, потому что мы для них на тот момент были фактически тыловым городом. Но свердловчане сейчас начинают понимать: когда российские войска будут выходить, мы будем крайним городом, куда будут сгонять всех тех луганских и донецких "опочленцев". Все это отребье сбежится на границу и будет здесь насиловать, грабить, убивать...

Здесь будет ад! Будут обстрелы. Наши будут наступать, Россия не будет пускать... Даже те, кто был за Россию, это понимают. И сейчас пытаются уехать.

- Не верите в то, что войну удастся завершить исключительно дипломатическим путем?

- Без военных нам войну не завершить. Тем более - без миротворческих сил. Россия просто не позволит реализовать другой сценарий. Потому дипломатия для нее - это "особый статус Донбасса" и "забыть о Крыме". Дипломатия России - это сплошная ложь и предательство. Поверим - проиграем, что бы они ни обещали. Это надо понимать. Любые соглашения с Россией - это второй Иловайск.

Вот это на Донбассе уже тоже понимают, хоть и не так много людей, как хотелось бы. Когда мне заявляют: "Вы нас бросили, скорее бомбите сепаров", я останавливаю "патриота" - спрашиваю его, что он будет визжать об Украине, когда Украина начнет "бомбить сепаров". Ведь снаряды и пули не будут разбираться, кого ты поддерживал все эти годы. И какой флаг висит у тебя во дворе.

Хотелось бы, чтобы война закончилась дипломатическим путем. Но куда денутся россияне, сепары, коллаборационисты, манкурты, террористы, просто бандюганы с оружием, само оружие, мины? Вот об этом надо думать. Победа - она ​​штука тяжелая.

Хотя всегда остается призрачный шанс, что однажды мы проснемся, а на Донбассе россиян нету. Как бы я хотела это увидеть, когда вот так: утро - и Украина на Донбассе, и лишь потерянные сепаратисты, это стадо "новороссов", блуждают в поисках "земли обетованной" и своего "Ноя", который удрал в Кремль.

Но я в это не верю. Когда Россия начинала войну, она не имела в виду кратковременный конфликт. Она играла в долгую. Конечная цель - уничтожение Украины. Поэтому предстоящие нам выборы - лишь этап войны за Украину.

Надо осознать, что в мире симулякров живут и русские. Я много общалась с ними - они были поражены моей украинской позицией, ведь я русскоязычная, вернее, билингва. Тем, что я не одна такая. Они не верили, что у нас есть такое невероятное количество добровольцев. Им удобнее было думать, что нас чуть ли не под страхом смерти сгоняют в военкоматы, что вместо нас воюют миллионы польских снайперов. Они действительно верили, что мы - их "младшие братья", что мы бредим возвращением в СССР, что будем встречать Россию с цветами...

Но они получили сопротивление. И обещанная "Новороссия" из 8 украинских областей была уничтожена украинскими добровольцами и волонтерами еще до ее "рождения".

Мы видим только одного врага - Путина, забывая, что миллионы россиян поддерживали не его лично, а предложенное им "убивать укропов", "Украины никогда не было", "стереть с лица земли", "уничтожить нациков-бандер". Миллионы россиян поддерживают все эти исторические фейки о "Малороссии" и "Россия - это Киевская Русь". Миллионы россиян еще выйдут на следующий праведный бой, увидите, потому что их православие под угрозой. Так быстро ли закончится война? На войне надо видеть все ее грани.

Значение для завершения войны имеет еще один нюанс: а что делать Путину с сородичами по стране, для которых он создал симулякры "на Киев", "на Берлин", "Новороссия", "младшие братья", "без нашего газа замерзли", "уже фактически развалилась"? Россияне, конечно, стадо, но уже есть частные армии, ОПГ из бывших "ополченцев" и наемников, участвовавших в войнах на Донбассе и в Сирии. В России мир будет до тех пор, пока в Украине будет война. Это многие там понимают.

Возвращаясь к разговорам о втором "референдуме" (на оккупированном Донбассе, - UAportal), напомню мысль: а что Путину мешало провести его еще вчера? Весной 2014-го в школе №7 города Свердловск, которую заканчивала моя дочь, обустроили "участок для голосования". И "бюллетени" для "референдума" шлепал лично директор школы Косяков, к которому в кабинет снесли все принтеры, которые только отыскали.

Сейчас Путин мог сделать так же, если бы хотел. Но эти разговоры - просто дипломатическая игра. Он уже боится. Россия очень сильно сдала в позициях. Это дает нам надежду. Ведь как только кремлевский "акела" стратит, его порвут свои же - и русские, и "новороссы".

- Когда вы говорите о том, что Россия потеряла позиции, имеете в виду в геополитическом плане или экономически?

- Я не буду говорить про всю Россию - скажу только о Ростовской области, которая очень близко к моему Свердловску. Так вот, Ростовская область за эти 5 лет почти уничтожена. Это Ростов еще немного держат на плаву, в частности, потому, что там был ЧМ-2018.

Но если зайти на их новостные сайты и форумы, если пообщаться с людьми - они расскажут, что за время войны Ростовская область с 12 места взлетела на 6-е по количеству уголовных преступлений. Там уже плюются от любого упоминания о "Новороссии" или "Л/ДНР". Потому что все эти "новороссы", которые "навоевали", едут потом в Ростов и продолжают грабить и убивать уже там.

У них закрылись многие предприятия. Наблюдается очень серьезный экономический спад. Но тем большим шоком для россиян является то, что Украина экономически развивается.

Путин может устроить "референдум" в любое время. Но он должен оглядываться на санкции, на то, признает ли мир этот "референдум". К чему он приведет? У него своя армия в неадеквате, а в придачу - еще и армия неадекватов-"новороссов".

Путина в ОРДЛО уже называют предателем. Так где гарантия, что завтра эти все российские "отпускники" не объединятся с новоросскими отпускниками и не решат отомстить Путину за измену и за этот "референдум"? А оружия у них еще хватит лет на 5, если не больше...

Поэтому поддерживать войну в Украине Россия будет хотя бы для того, чтобы не получить войну в собственных уже границах.

Россия уже обдумывает даже эту угрозу. И это очень хорошо, что она существует. Потому что России одного фронта маловато.

Поэтому разговоры о "референдуме" - это пристрелка. Меня куда больше волнуют выборы. И существующая в Украине законодательная пустота для переселенцев, которая не только лишает их определенных прав, но и превращает в угрозу для Украины.

Продолжение интервью читайте на UAportal в ближайшее время

Автор:
Читайте также
×