Епифаний равен Кириллу. Митрополит Александр (Драбинко) про "ненастоящий" Томос, "недействительные" таинства МП и календарь

10 января 2019 10:07 8.2т

"Томос не настоящий!" - разнеслось по пропагандистским прокремлевским СМИ. Он не подписан всеми членами Синода Вселенского Патриархата, - кричали недоброжелатели. Но уже спустя несколько дней были вынуждены замолкнуть: 9 января под документом появились подписи всех членов константинопольского Синода.

Что делает Томос "настоящим"? Какими полномочиями обладает глава Православной Церкви Украины митрополит Епифаний, о которых не догадываются обычные прихожане? Считаются ли таинства, совершенные в церквях Киевского патриархата, Автокефальной церкви и УПЦ МП действительными? Будет ли изменен чин литургии в ПЦУ? Перейдет ли церковь на новый стиль?

На эти вопросы в блиц-интервью UAportal ответил митрополит Переяслав-Хмельницкий и Вишневский Православной Церкви Украины Александр (Драбинко).

- Если бы под текстом Томоса не было подписей всех членов Святого Синода Вселенского Патриархата, считался бы он действительным?

- Томос не "считался бы действительным" - он СЧИТАЕТСЯ и есть действительным и действенным. Это непререкаемая аксиома, поскольку Патриарх, который ставил подпись под Томосом, действовал от имени Святейшего и Священного Синода Константинопольской Святой нашей Церкви-Матери. Как пример приведу Грамоту о правах "широкой автономии", которую митрополиту Филарету, как именную, подписал и вручил Патриарх Алексий II. Там кроме его подписи нет никаких иных…

Все документы, которые подписывал, обращаясь к кому-либо, Патриарх Московский, либо Митрополит Онуфрий, гласят: "От имени Священного Синода или Собора Епископов – Патриарх или Митрополит такой-то…".

Ни под одним письмом, ни под одним документом, который публикуется в официальных изданиях Русской Церкви, частью которой являлась до недавнего времени и Украинская Православная Церковь, в совокупности ее епархий, под управлением митрополита Онуфрия, никогда не ставились подписи всех членов Священного Синода. Подписи членов Синода ставятся только под Журналами, принятыми на заседании Синода, и делегируют права Председателю (Предстотелю или Местоблюстителю) подписывать обращения, заявления и тому подобные вещи, от имени Священного Синода или Собора.

Кстати, когда болел Митрополит Владимир, наши "синодалы" вообще игнорировали его наличие и присутствие, и даже места для подписи не оставляли, как Председателя Синода, в документах которые готовила канцелярия, хотя даже во времена болезни приснопамятного митрополита Никодима (Руснака), который не бывал в последние годы своей жизни на Синоде, место для его подписи присутствовало!

Таким образом, под документами или решениями Священного Синода не ставятся подписи абсолютно всех его членов. В том числе нет их и под решением о моем и владыки Симеона мнимом "запрете", придуманном митрополитом Антонием (Паканичем) Синодом Украинской Православной Церкви Московского патриархата, которая прекратила свое каноническое существование после аннулирования аннексионного документа 1686 года.

Под принятыми текстами документов стоит только подпись митрополита Онуфрия – председателя Синода. Он, кстати, и несет за это каноническую и юридическую ответственность перед Законом Божиим и законом Государства.

По установившейся практике, от имени Священного Синода подпись всегда ставит только его председательствующий. Поэтому истерика, которая раздута по этому поводу, является не более чем мыльным пузырем. Дело в том, что Синод состоялся сегодня (9 января, - UAportal), а вручение Томоса было раньше. Патриарх подписал от имени Синода, на что имел полномочия, и вручил, а остальные подписи можно было и не ставить, или поставить, если это оказалось категорически принципиальным для некоторых, в любое время (когда соберутся Синодалы). Если отсутствие подписей кого-то смущало, то этот мнимый недостаток был упразднен, и они были поставлены и факт засвидетельствован.

Но это уже второстепенная – упреждающая предрассудки и наговоры - мера. Она не имеет абсолютно никакого отношения к действительности и действенности документа. Это формальность для тех, кто ищет, к чему бы еще придраться.

- Какие формальные шаги должны быть сделаны сейчас, после подписания Томоса, которые не могли быть сделаны раньше?

- Томос – это канонический документ. Юридически мы как Церковь, общество христиан Украины, оформились 15 декабря 2018 года. Фактически Томос – это внутрицерковный документ для православных христиан, которые еще колебались в ответе на вопрос, канонична ли Церковь, которая создана, или не канонична, автокефальна ли она с полными правами или не автокефальна.

В Томосе всё прописано и четко об этом сказано вопреки и в предупреждение возникающим инсинуациям. Мы имеем однозначный ответ: да, в Диптихе православных Поместных Церквей она является 15-й Церковью после Чешской Церкви. Так ее поминает Вселенский Патриарх, и так ее должны поминать все нынешние Предстоятели Поместных Православных Церквей, составляющих этот Священный Диптих.

Чего-то особого в Томосе или в его даровании вообще-то нет. Это "паспорт". Вырос человек, достиг совершеннолетия – получает паспорт. Вот и мы получили свой "церковный паспорт". Мы сегодня свидетельствуем – "Мы есть!" Об этом нам и сказала Церковь-Мать Константинопольская, давшая нам жизнь во Христе.

- Есть ли какие-то полномочия главы Православной церкви Украины митрополита Епифания, о которых обычные верующие не догадываются? Есть ли что-то по-настоящему впечатляющее, что он имеет право делать на этом посту?

- Он имеет право делать абсолютно всё, что оговорено в Томосе и Уставе нашей Церкви - поскольку он является Предстоятелем Автокефальной Поместной Православной Церкви, как и все остальные Предстоятели иных Православных Церквей. Он абсолютно равен и Константинопольскому, и Иерусалимскому, и Польскому, и Грузинскому патриархам в своих полномочиях…

-… и Московскому?

- И Московскому в том числе.

Они абсолютно равны по своей значимости. Это предстоятель независимой Автокефальной Православной Церкви. Уже поставлена Точка. Мы перешли тот Рубикон, когда чего-то еще ожидали. Теперь мы имеем всю полноту прав и полномочий. Все остальное, в чем мы еще каким-то образом можем зависеть от Матери-Церкви, прописано в Томосе. Это незначительные моменты, которые свойственны новым автокефалиям, но они никоим образом не влияют на статус и влияние нашей Церкви в общеправославном процессе взаимососуществования.

- Еще два уточнения. Люди спрашивают, и в этих вопросах у многих верующих нет четкого понимания. Действительны ли обряды крещения, венчания и другие таинства, совершенные в церквях Киевского патриархата, Автокефальной церкви, Московского патриархата?

- Да, сегодня ко мне уже тоже обращались с подобным вопросом.

Кто-то придумывает миф о недействительности Таинств. Все таинства, которые были совершены, - действительны – и в Московском патриархате, и в других Церквях. Тема какой-то неполноценности таинств, которые совершались, обсуждалась, пока у нас не было канонического и евхаристического общения. Но сейчас, после вхождения в евхаристическое общение, которое совершилось буквально на днях, я участвовал в этом событии в Георгиевском кафедральном храме в Константинополе, все Таинства согласно понятию и принципу церковной икономии, получают общецерковную рецепцию.

Сегодня уже говорят о том, что то, что совершалось в Московском патриархате, недействительно. Нет. Не у нас проблемы с Московским патриархатом. Мы признаем, общаемся и молимся за них. Это они придумали, что у них проблемы с нами. Это они нас по гордыне и по узости своего экклезиологического видения не воспринимают. Но это пока! Но это уже не наша проблема, это их проблема.

- В УПЦ МП и УПЦ КП были разные Чины литургии…

- Нет, у нас все Чины абсолютно одинаковые, догматика одинаковая, Церковь одинаковая и единая. Единственное, чем отличалась литургия – это язык богослужений, и то иногда. Больше ничего.

- И в Православной церкви Украины Чин также не изменится?

- Никоим образом. Ни Чин, ни календарь, ни догматика. Все как было, так и остается. Я служу на церковнославянском и украинском, как служил 10 лет по благословению митрополита Владимира. Так я совершаю богослужения и сейчас, и так буду совершать.

Язык богослужений не является прерогативным и обязательным. Тот, кто захочет, может служить в нашей Церкви на церковнославянском, на украинском, на грузинском, на румынском, гагаузском – все языки абсолютно равны – на всех мы одинаково славим Господа. У нас есть только каноническое восприятие церковности.

У нас есть свой предстоятель – митрополит Епифаний, - и мы сегодня являемся равноценной Поместной Церковью, как и все остальные Поместные Церкви, которые упомянуты в Диптихе.

- Вы упомянули про календарь. Переход на новый стиль тоже пока не планируется?

- Да, нет такой проблемы и нет такого пожелания. Будет пожелание верующего народа – можно будет рассматривать этот вопрос. Пока никто никуда не переходит. Кто по какому календарю хочет праздновать, тот по такому пусть и празднует.

Автор:
Читайте также
×