В МП открывается "третья точка"? Митрополит Александр (Драбинко) о лавине переходов в ПЦУ и "не иконе" Онуфрие

17 января 2019 15:59 6.7т

Процедура перехода церковных приходов в Православную церковь Украины (ПЦУ) утверждена – 17 января Рада приняла тематический закон. Значит ли это, что отныне приходы УПЦ МП начнут переходить в ПЦУ лавинообразно? Что еще необходимо сделать, чтобы в еще большей мере упростить этот процесс?

Спикер УПЦ Московского патриархата, архиепископ Климент (Вечеря) заявил о том, что Крым – это Украина, а российское телевидение смотреть не стоит. Значит ли это, что в среде УПЦ МП произошла некая эволюционная перемена?

На эти вопросы в блиц-интервью UAportal ответил митрополит Переяслав-Хмельницкий и Вишневский Православной Церкви Украины Александр (Драбинко).

- Можно ли теперь ожидать лавинообразный процесс перехода приходов УПЦ МП в ПЦУ?

- Нет, лавинообразного процесса ожидать не следует, но следует ожидать, что это станет стимулом и возможностью для более свободного присоединения приходов к Православной церкви Украины.

Тем более что этот закон, собственно говоря, актуален и для бывшего Киевского патриархата, и для бывшей Автокефальной церкви. Они ведь тоже должны присоединиться к Православной церкви Украины, они тоже должны провести у себя в приходах подобного рода обсуждения этого вопроса и голосования.

В последнее время мы много говорим о том, что приходы бывшего Московского патриархата должны присоединяться к ПЦУ. Нет, не только. В религиозную структуру, которая была создана 15 декабря 2018 года, таким же образом должны присоединиться и приходы бывших Киевского патриархата и УАПЦ. Это первое.

Второе. В данном случае мы должны говорить о двух моментах. О большей демократичности, если говорить светским языком, и о возрождении некоей соборности, правильной соборноправности, поскольку теперь без указания "сверху", без указания епархиального управления, без давления священника община сама может определить свою юрисдикционную принадлежность.

- Достаточно ли четко прописан механизм перехода в этом законе?

- Я не юрист. Я знаю, что есть некоторые замечания к этому закону, но пока у меня не было времени, чтобы детально ознакомиться с его второй доработанной редакцией, поэтому четко сформулировать, что хорошо, а что не совсем хорошо, я пока не могу.

Но я знаю очень хорошо, что этот закон дает возможность к более свободному самоопределению, без навязывания мнения свыше и извне.

- Что еще нужно сделать на уровне государства, чтобы еще больше упростить такой переход?

- Процесс уже достаточно прост, и тут государство сделать ничего не может. Прежде всего, мы сами должны изменить образ своего мышления.

От того феодального, еще советского, устройства церкви, в котором мы, к сожалению, живем до сегодняшнего дня, с чинопочитанием священноначалия, с безукоризненным и безусловным следованием "линии партии", которая провозглашается на епархиальных собраниях – нужно отходить.

Наверное, вы заметили, что в последнее время в Московском патриархате проводились епархиальные собрания, которые высказывали свою безусловную поддержку митрополиту Онуфрию. Митрополит Онуфрий – святой человек, но поддержка-то должна быть не митрополиту Онуфрию, а верности Московскому патриархату. Почему-то это умалчивается. Это абсолютно не тождественные вещи.

Из митрополита Онуфрия почему-то сделали идол, перед которым клянутся в верности. А кому? Митрополит Онуфрий – не икона, это живой человек. Он глава религиозной организации, но тогда нужно говорить: мы клянемся в верности не митрополиту Онуфрию, а организации, которую возглавляет митрополит Онуфрий. Это разные вещи.

- Возможно, вы видели интересные заявления владыки Климента…

- У владыки Климента всегда интересные заявления (смеется).

- В эфире "Громадського" он сказал: "На территории Крымского полуострова Украинская православная церковь полностью в каноническом чине, и это является свидетельством того, что с точки зрения церковных канонов и церковного устройства Крым является территорией Украины". В ходе того же эфира он произнес еще одну интересную фразу – о том, что российское телевидение смотреть не стоит.

- Возможно, наконец, у владыки Климента открылась какая-то третья точка, которая позволяет ему увидеть то, что давным-давно видят некоторые другие иерархи.

У меня есть информация, что в разговоре со студентами, которые задавали ему подобного рода вопросы, как они говорят, о неканоничности Собора, о Томосе, об автокефалии, он в сердцах сказал: "Извините, я на такие вопросы больше отвечать не буду. У меня закончились аргументы".

Я думаю, то, что он высказал в этих словах, свидетельствует о каком-то отчаянии и о том, что рано или поздно вещи придется называть своими именами.

- Значит ли это, что такое отчаяние и необходимость называть вещи своими именами касается всей этой церкви?

- Понимаете, осознание у каждого приходит по-разному – в меру соприкосновения с предметом познания.

У владыки Климента это произошло раньше, может быть, потому, что ему приходится постоянно об этом думать и, извините, выкручиваться, извиваться, как уж на сковородке, придумывая аргументацию против того, что абсолютно очевидно.

А кто-то просто дает задания. И его абсолютно не интересует, что будет думать и что будет говорить Климент. Главное, чтобы он говорил то, что будут заказывать. А кто-то слепо верит в то, что он поступает правильно, и Бог, оказывается, находится только в стольном граде Москве.

Автор:
Читайте также
×