Как Украине усугубить положение РФ и построить золотой мост к исламскому миру: мнение Арестовича

14 ноября 2018 12:3910.9т

Крымские татары, наконец, могут получить свою национальную автономию в Крыму. В Украине приступили к очередному этапу подготовки к изменениям в Конституцию, согласно которым полуостров будет зафиксирован в новом статусе.

Зачем это нужно? Что это изменит - для крымских татар, для Украины, для России? Может ли национальная автономия представлять угрозу? Своим мнением на этот счет в блиц-интервью UAportal поделился военный обозреватель и блогер Алексей Арестович.

- Нужна ли вообще такая вещь, как крымскотатарская автономия, закрепленная в Основном Законе Украины?

- Да. Потому что на планете есть ряд народов, которые находятся в положении изгоев на своей собственной земле. Например, курды, например, крымские татары. Учитывая, что они являются одним из коренных народов, и это отражено в украинском законодательном статусе, они должны иметь какую-то организационную форму, которая закрепляла бы за ними это право.

В Крыму – памятники их исторической культуры, могилы их предков, и выделять им автономию в Харьковской области, наверное, не имеет смысла. А если не выделять вообще, тогда они просто то, что называется "население". Только почему-то всё население Украины имеет краеведческие музеи, исторические памятники, Министерство культуры и так далее, а целый народ, который отличается от этого народа и верой, и языком и всем остальным – не имеет.

Читайте также: Милитарный монстр поднимается с востока: Арестович о страшилках от мировых лидеров

Поэтому я думаю, что этот статус надо бы закрепить. Во-первых, это очень дружественный шаг в отношении мусульманского народа, которых 1,5 миллиарда человек. И это оценят.

- Оценит мусульманский мир?

- Мусульманский мир. А нам совсем не лишне наладить и укрепить связи.

Второе – я думаю, что это просьба Турции, в которой проживает 6,5 миллионов крымских татар. Каждый десятый турок – это крымский татарин. Они занимают очень видное место в стране. В частности, предыдущий премьер Ахмет Давутоглу - крымский татарин.

В-третьих, это благодарность в ответ на позицию крымских татар, которые, несмотря на все соблазны, остаются верными Украине. У нас был крымскотатарский батальон "Крым", который в 2014 году в очень тяжелых условиях на протяжении 15 дней защищал Саур-Могилу. Это настоящий подвиг.

Есть лидер Меджлиса крымскотатарского народа Мустафа Джемилев, который презентует Украину в наилучшем свете во всем мире. Более верных союзников, наверное, найти нельзя. Кроме того, они граждане Украины. Сейчас Россия очень активно играет на их разобщение, давит крымских татар в Крыму, но они не ведутся на это и остаются верными Украине.

В-четвертых, это то, что мы очень сильно дополнительно проблематизируем России ситуацию в Крыму. Теперь она не просто захватила часть Украины – она еще и захватила национально-культурную государственную автономию крымскотатарского народа. Это значит, что теперь Россия совершает двойное преступление.

Читайте также: "Россия принесет себя в жертву": Арестович о "пороховых бочках" и крайне опасном рубеже

Принятие этих изменений в Конституцию должно дать повод внутри Украины и в международной политике говорить о том, что это ущемление прав крымских татар в их автономии. Получается, что там систематически проводят обыски, исчезают люди, их убивают и так далее, и это - еще одна форма защиты Украиной своих граждан, крымских татар.

Теперь Россия получит дополнительные иски, связанные с угнетением крымских татар в границах их государственной автономии. И полный пакет исков за нарушение этой автономии. Кроме Крыма как части Украины, еще и за оккупацию крымскотатарской автономии и за беспредел и бесчинства. То есть это еще один способ защиты в международных инстанциях, в судах против России.

Кроме того, я думаю, что сила Украины – это единство в многообразии. Если у нас будет мусульманский анклав, который постоянно демонстрирует преданность Украине, то это золотой мост к исламскому миру. А это очень важное направление политики, и его нужно всячески развивать.

- Вам не кажется, что решение несколько запоздало, и если бы оно было принято до 2014 года, события развивались бы совсем иначе и Крым остался бы в Украине?

- Я не думаю, что он бы остался. Ну а что касается решений, то они же не принимаются просто потому, что так захотелось. Порошенко ведь не абсолютный деспот. Должна сложиться конъюнктура международная, конъюнктура в Верховной Раде, консенсус. До ноября 2016 года вообще не было понятно, как Запад поступит в отношении Украины. Окончательное решение о том, чтобы поддерживать нас, они приняли очень поздно.

Читайте также: Чем болеет Путин, будет ли гонка вооружений и крута ли армия Китая? Мнение Арестовича

Принять закон раньше? Конечно, хорошо бы было. Но кто бы его принял? В момент, когда началась оккупация Крыма, не было законного президента, был в.о., и треть Верховной Рады, если не больше, были товарищи из "Партии регионов". Это было абсолютно нереально.

- Итак, в результате создания крымскотатарской автономии Украина получит ряд юридических плюсов и улучшение отношений с исламским миром. А что с возвращением Крыма Украине?

- А в плане возвращения – теперь Турция, представитель исламского мира, становится активным игроком на этом поле. Например, имея двусторонние отношения с Россией, они всякий раз будут вынуждены поднимать эту тему. Потому что ислам как система миропонимания, дипломатии, политики предполагает защиту своих единоверцев где бы то ни было, во что бы то ни стало.

Конечно, всё это всегда сталкивается с реальной политикой, но, тем не менее, такой тренд есть, и игнорировать это они просто уже не смогут. Их исламских братьев угнетают фактически в их государственном образовании, а Россия является оккупантом.

Таким образом, мы не только перетягиваем на свою сторону весь исламский мир, но и напрягаем их отношения с Россией – тем, что такой факт имеет место быть: оккупация автономии целого мусульманского народа.

Читайте также: "Мы попадем в рай, а они просто сдохнут? Это позор!" Арестович пояснил смысл фразы Путина

Поэтому и Турция будет вынуждена очень конкретно стать на сторону Украины в крымском вопросе и натянуть вожжи с Россией. А это будет на самом деле большой победой нашей дипломатии. И только ради этого следовало бы это делать.

- Какие конкретные, абсолютно ощутимые проблемы могут возникнуть у России вслед за этим решением?

- Абсолютно ощутимые – это либо новый пакет санкций, либо новый пакет международных судов, связанный непосредственно с крымскими татарами. Кроме того, подавать иски сможет не только и не столько Украина, сколько руководящий орган, исполнительный либо законодательный, крымскотатарского народа – Меджлис. Не важно, что он находится в Херсоне или в Киеве. Да хоть в Женеве. Он же выездной, потому что территория оккупирована.

Но в рамках общей канвы, которую задает МИД Украины, они могут предъявлять свои иски, апеллировать к Умме, мусульманскому миру. Например, обращаться в вышестоящие дипломатические или международные исламские органы.

Это еще одна ветка преследования России. Для нас это еще один способ проложить золотой мост к мусульманскому миру, а для России – подпилить опоры этого моста, который у нее был.

- Что вы думаете о рисках такого решения для Украины? Мы понимаем, что сегодня лидеры крымскотатарского народа настроены очень проукраински, они просто молодцы. Но так ведь может быть не всегда. Допускаете ли вы, что вслед за созданием национальной автономии события могут развиваться в русле отделения этой территории от Украины?

- Ну, тогда они станут сепаратистами. Но я не вижу ни малейшего намека на это, потому что все равно это будет происходить под зонтиком Турции. А такие умные, дальновидные политики как турки, будучи членами НАТО, не начнут сепаратистские процессы в Украине – в зоне особого внимания Соединенных Штатов и Евросоюза. В противном случае они выступят объектом жесточайшей критики, преследований и санкций со стороны уже США и ЕС.

Нет никакого смысла. Зачем?

Читайте также: "Россия лишается своего главного козыря". Арестович о том, где у Украины военное превосходство

Кроме того, количество партнерских программ между Украиной и Турцией с каждым годом увеличивается, в том числе в оборонном секторе. И оборвать всё это – многомиллиардные контракты, долгосрочное планирование - ради чего? Чтобы татары из автономии, закрепленной на уровне Конституции, где их и так все любят, получили отдельное государство без шансов на существование?

Дело в том, что, когда мы оттуда выгоним россиян, Украина снова даст воду в Крым, начнутся международные инвестиции и так далее. А если крымские татары отделятся, мы снова перекрываем воду. И как они будут вести хозяйствование в этом отдельном государстве? Турки будут гнать туда воду через Черное море? Это абсолютно нереально.

Если они начнут отделяться, то по географическим и геологическим соображениям они не смогут там обосновать отдельное государство. Это физически невозможно. Даже РФ уже задыхается и не справляется с этой ситуацией, а уж маленькое крымскотатарское государство – это нереально.

Поэтому они не пойдут на это никогда, даже если Турция вступит на резкий путь исламизма. Все эти ваххабистские страхи не имеют под собой почвы. Кроме того, слишком маленькая среда и слишком хорошо она просвечивается. Кроме того, авторитетные лица в крымскотатарской автономии и среди крымских татар – умеренно демократичны. И нет никаких намеков, что ваххабиты там могут победить. Почвы нет.

Ваххабизм как любая религия угнетенных побеждает там, где людей преследуют. А что же их преследовать, если мы их, наоборот, поднимаем, как только можем, и отдаем им дань? Нет ни формального, ни неформального повода.

К тому же уже был замечательный эпизод. Когда россияне оккупировали Крым, изгнали священников Киевского патриархата и Автокефальной церкви из храмов, то, наверное, впервые в мировой истории мусульманские имамы дали возможность православным служить в мечетях. Это уникальный факт сотрудничества, не имеющий прецедентов в мировой истории. И он показывает, насколько сильны связи между украинцами и крымскими татарами. И я не думаю, что эти связи удастся расколоть хоть чему-нибудь или хоть кому-нибудь.

Читайте также: Военные секреты против Путина. Арестович об инсайде насчет Украины и Израиля

Эту тему надо всячески педалировать. Это уникальный шанс по-новому выстроить отношения Украины с исламским миром. А кредиты и инвестиции ведь не только на Западе. Мусульманский мир, мягко говоря, очень богат. И там кредиты запрещено выдавать под проценты. Поэтому там открывается широкая перспектива получения финансовой и политической помощи.

Я бы на это направление бросил наши усилия и торил бы золотые мосты к исламскому миру.

- Кстати, о воде. Когда будет организована крымскотатарская автономия, Украина должна будет открыть кран Северо-Крымского канала?

- Нет-нет. Только после деоккупации Крыма. Сейчас всю ответственность, согласно Женевской конвенции о ситуации в Крыму, несет оккупант. Гуманитарную, экологическую и так далее. Когда мы вернем Крым и когда татары возглавят автономию, украинскому Крыму мы снова откроем воду.

- И последний вопрос. Недавно Евгений Марчук, участвующий в переговорах в Минске, сообщил о том, что в кулуарах "Минска" россияне намекают на то, что хорошо бы Украине признать Крым российским и это, дескать, поможет решить вопрос с Донбассом. Как вы оцениваете опасность того, что Украина пойдет на такой шаг?

- Никогда не пойдет. Ни один трезвый политик на это не пойдет. Существует определенная политика в отношении России по поводу Крыма.

Вчера мы говорили о том, что сначала Запад принял Россию в клуб цивилизованных держав, а примерно в ноябре 2016 года сформировалось общее мнение исторгнуть Россию из клуба держав. Находиться в диалоге, но исторгнуть, чтоб ее там больше не было.

Если Украина это переиграет, то она наносит удар по всей этой глобальной смене вектора Запада. Как вы думаете, что сделают с руководителем Украины, который пойдет на такой шаг, на Западе? Я думаю, что он проснется – а голова в тумбочке, как в старом анекдоте.

Автор:
Читайте также
×