Если завтра речь зайдет о возврате Крыма, россияне взбесятся: Радзиховский о рейтинге Путина и протестах

22 ноября 2018 16:14 2.5т

К 30 ноября сего года Росгвардия обзаведется новыми средствами для разгона демонстрантов – служебными автомобилями "Газель", оснащенными так называемой системой комплексного нелетального воздействия. На "Газелях" будут установлены лазерные излучатели, способные производить невероятный шум (135 дБ) и на время ослеплять человека.

Российский журналист Леонид Радзиховский поделился с UAportal мнением, зачем Росгвардии в срочном порядке понадобились эти приспособления и какова вероятность того, что в России в самое ближайшее время действительно могут произойти массовые волнения.

Зачем понадобились "Газели"? Думаю, затем, что у Навального сейчас некоторый кризис жанра. Он, насколько я знаю, довольно давно ничего не писал. А теперь ему, по крайней мере, будет о чем написать.

Он оценит себестоимость этих автомобилей. Легко предположить, что цена автомобиля завышена отнюдь не на проценты, а в разы. В этом, я думаю, и состоит практический смысл этих автомобилей. А отмазка – да, борьба с демонстрантами, с пятой колонной, с шестой колонной, с десятой колонной.

Я не думаю, что власть всерьез готовится к массовым акциям протеста. Это раз. Во-вторых, что эти акции протеста начнутся аж в декабре, и надо спешить с колес, прямо до 30 ноября, получить эти "Газели".

Но главное, мне кажется, что уж чего-чего, а ресурсов для подавления любых акций протеста у ныне существующей Росгвардии, ОМОНа, СОБРа и прочих многочисленных организаций более чем достаточно – без всяких звуковых эффектов и лазеров.

Просто на хорошей доброй лошади с дубинкой в руке врезаться в толпу – это намного эффективнее любого лазера. Но, разумеется, украсть на корме у лошадей столько, сколько можно украсть на лазерах, я думаю, невозможно.

Теперь что касается протестов. То, что Путин теряет поддержку – это факт. Но тут тоже надо смотреть разумно. По данным ВЦИОМ, рейтинг Путина упал примерно с 60% до примерно 37%. Это очень сильное падение. Но надо иметь в виду, что примерно такое же, почти вертикальное, падение вниз было после того, как была объявлена пенсионная реформа, а дальше – плавная прямая. На этом уровне – 36-37% - он стабилизировался и дальше пружинит, ни вниз, ни вверх он не идет.

Это 37% доверия. Одобрения деятельности гораздо выше – порядка 60%. Это сам по себе колоссальный рейтинг для любого лидера в стране, где есть выборы. Выше этого рейтинга – это уже в странах вроде Туркмении, Северной Кореи и тому подобных.

Поэтому, если уж говорить о рейтингах, то они резко в пользу Путина. Их обвальное падение имело бы катастрофический характер для Путина, если бы оно продолжалось. Но оно остановилось. На данный момент дно найдено. Это первое.

Второе. Доверие, одобрение, поддержка – это одно, а реальные протесты – это совершенно другое. Можно не доверять, можно осуждать, но это не причина для того чтобы выходить на улицу. Кстати, при любом рейтинге поддержки - будь это хоть 80% , - 20% недовольных. А 20% в любой стране – это миллионы людей, поэтому они могут выйти в любой момент. Рейтинг поддержки и активное недовольство – это совершенно разные истории.

Третье. В России активного массового недовольства нет и не будет по многим причинам.

Причина первая. Уровень жизни по-прежнему вполне сносный. Он не растет – это факт. Он снижается – это тоже факт. Но он остается достаточно пристойным. Большинство привыкло жить еще хуже. Кстати, в Москве он растет. Если верить официальной статистике, в Москве зарплаты выросли меньше, чем за год, на 10%.

Но дело в том, что протесты далеко не всегда напрямую связаны с уровнем жизни. Это связано с ощущением несправедливости, тупиковости, бессмысленности, обиды на власть и бесцельности этой власти. Это всё в России есть, и есть во вполне серьезных размерах.

Кстати, это всё было всегда, и принципиальная разница заключается в том, что старая поговорка – "бояре плохие, царь – хороший", - постепенно уходит. Это переносится и на царя. И это очень слабо связано с уровнем жизни.

Присутствует ощущение лживости, несправедливости, жестокости этой власти, к тому же власти, которая нагло ворует. И не просто ворует, а откровенно грабит. Эти бесконечные идиотские стройки, на которых ничего не строят, а просто воруют, или вот эти автомобили, которые никого не защищают, а просто элементарно тырят деньги. Это все видят, это все знают.

Крымское похмелье прошло. Прошло, по-видимому, окончательно. Ремарка специально для украинских читателей: это не значит, что, если завтра речь зайдет о возврате Крыма, народ к этому отнесется толерантно. Нет. Народ тут же встанет на дыбы и будет как бешеный. Но пока об этом речь не идет, на Крым всем абсолютно наплевать.

Итак, разочарование в Путине, несомненно, есть. Это факт. Обида есть. Неверие есть. Ощущение тупика, что страна стоит на месте, что Путин ни черта не делает – всё это есть. Но это абсолютно не причина для организованных массовых протестов. Для организованных активных массовых протестов должны быть совершенно другие условия.

Разочарование, обида, недовольство – это всё, безусловно, нужно. Это условие необходимое, но абсолютно недостаточное. Для массовых протестов нужен раскол элит. Его нет. Оппозиционная активная организация. Ее нет. В России вообще нет никакой оппозиции. Даже отдаленного намека на нее не существует.

Самые верные и надежные помощники Путина – это оппозиция системная, коммунисты. Они выступают против, но они не являются оппозицией в том смысле, что они не борются за власть. Системная оппозиция – это клапан для выпускания пара, а внесистемная оппозиция – это просто обычные брюзги, кухонные умники, все эти "Эхи Москвы" и прочие болтуны ни о чем.

Оппозиция – это организация, ставящая перед собой цель взять власть. В демократической стране это значит взять власть в ходе выборов, легитимным путем. А в стране, где нет выборов – взять власть путем переворота, революции, восстания и так далее.

Ни первой, ни второй цели никто в России никаким образом не ставит.

Таким образом, двух абсолютно необходимых условий – раскола элит и наличия политической организации, которая стремится к власти – нет.

Наконец, необходимо еще и третье условие – конкретный жесткий повод. Никакого конкретного повода для взрыва нет. Ну, так о каких протестах может идти речь?

Автор:
Читайте также
×