Знакомый Маккейна рассказал, кого на самом деле потеряла Украина

26 августа 2018 16:45161

Украина потеряла своего самого большого друга в США – сенатора Джона Маккейна. Мы хорошо помним его яркие заявления в поддержку Украины. Во многом именно благодаря Маккейну украинская армия получила военную помощь Штатов, в том числе легендарные противотанковые ракетные комплексы Javelin. Об этом в блиц-интервью UAportal рассказал российский адвокат, оппозиционер, член постоянного комитета Форума свободной России Марк Фейгин.

Он также поделился прогнозом о том, какой вектор будет преобладать в американском истеблишменте в отношении Украины после ухода из жизни Джона Маккейна, найдутся ли люди, готовые подхватить это "горячее чувство симпатии к Украине", которым тот обладал.

- Вы были лично знакомы с Джоном Маккейном. Могли бы вы рассказать, каким запомнился вам этот человек?

- Я действительно был с ним знаком, мы дважды встречались в Сенате, когда я приезжал в США. Это, конечно, в основном было связано с кейсами, которые я вел – первый Савченко, второй – Сущенко. Он по возможности помогал в продвижении некоторых моих просьб, которые были связаны, прежде всего, с судьбой украинских политзаключенных. Была еще одна история, когда он поддерживал меня как адвоката.

Я никогда не был его другом или близким товарищем, но мы виделись, разговаривали. И всякий раз, как я с ним встречался, разговор у нас заходил о Борисе Немцове, с которым меня связывали товарищеские отношения. Борис по-настоящему дружил с Маккейном.

Он рассказывал: "На том месте, где сейчас сидишь ты, сидел Борис Немцов, и я говорил ему: будь осторожен, тебя могут убить в России. И теперь я повторяю это тебе".

К чему я это рассказываю? Принято считать, что Маккейн – это такой железный моряк, пилот, офицер, мужественный политик. Но он был очень добродушный, очень внимательный человек. Он в этом смысле недооценен.

Маккейн занимался судьбой индейцев, он очень агрессивно выступал против пыток. Еще при Буше была дискуссия, допустимо ли применять утопление, когда ЦРУ дали развязать руки в борьбе с радикальными исламистами. Он резко выступал против пыток в секретных тюрьмах ЦРУ и так далее, чтобы показать, что война, как это ни странно, требует гуманизма.

Эта часть его натуры – его добродушие, его гуманизм, - мне кажется, сейчас заслуживает большего внимания. Потому что как жесткого политика, как человека жесткого и прямолинейного его знают все, а вот с этой стороны его не знает почти никто.

- Что нравилось вам в Маккейне как в политике?

- На меня производила впечатление его однозначность в вопросе поддержки Украины. Белое – белое, черное – черное. Сейчас для Украины это особенно актуально, потому что совершенно очевидно, что в Украине имеет место попытка реванша. Причем, гораздо более опасная, чем это было после первого Майдана 2004 года, когда к власти пришел Янукович.

И таких политиков, как Маккейн, которые называли вещи своими именами, которые не искали компромисса в острых вопросах, Украине очень не хватает. Не хватает этой силы и однозначности.

- То есть теперь в американском истеблишменте уже нет людей, которых можно назвать лоббистами украинских интересов?

- Так нельзя сказать. Есть организованные группы. Американская политика устроена по-другому. Например, есть украинский Кокус (9 февраля 2015 года в верхней палате Конгресса США создан Сенатский украинский Кокус – особая форма политического собрания, - UAportal). Но здесь, скорей, важнее другое. Маккейн был республиканцем. В республиканском истеблишменте есть Линдси Грэм, который дружил с Маккейном.

Но все-таки может возникнуть некий вакуум публичной фигуры, которая именно в республиканском истеблишменте отстаивала бы интересы Украины. В лагере демократов таких немало, а вот республиканцы, при всем том, что Украину поддерживают, более холодные, более расчетливые. Для них важнее противостояние России как монстру, а не столько поддержка Украины.

У Маккейна было горячее чувство симпатии к Украине. Может быть, такого уже и не будет. Вы не услышите таких публичных заявлений, которые делал Маккейн в пользу Украины.

Он же возглавлял комитет по обороне и вооружениям. И во многом военная помощь украинской армии была связана с позицией самого Маккейна. Сила его авторитета была такова, что достаточно было только его слова, чтобы вопрос разрешился в пользу Украины. Например, мало кто знает, что в вопросе поставки Javelin фактически за ним было решающее слово.

Напомню, вместе с Линдси Грэмом они приезжали в Украину (30 декабря 2016 года, - UAportal), ездили на передовую вместе с Порошенко. И это личное присутствие обеспечивало перевес в пользу передачи этих систем вооружений Украине.

Я не думаю, что поддержка изменится как-то кардинально. Все-таки это вопрос политики, а не личных симпатий. Тем не менее, очень важно, чтобы такой голос звучал. Возможно кто-то подхватит это. Возможно, какие-то политики в республиканском истеблишменте проявятся и займут это место.

Автор:
Читайте также
×