Mixed

Святая София в Стамбуле станет мечетью: как Эрдоган уводит Турцию в дебри исламизма

Святая София в Стамбуле станет мечетью: как Эрдоган уводит Турцию в дебри исламизма

Одна из древнейших православных святынь в мире – Собор Святой Софии в Стамбуле – утратила статус музея. Такое решение в начале июля принял Государственный совет Турции. Вслед за этим президент республики Реджеп Таип Эрдоган выдал указ, согласно которому Собор становится мечетью. В ближайшие дни в храме ожидаются первые мусульманские богослужения.

Решение турецких властей вызвало острую реакцию в мире. ЮНЕСКО, лидеры многих западных государств, Вселенская Православная Церковь призвали Эрдогана не лишать Софию прежнего статуса. Но похоже на то, что от своего намерения лидер Турции не откажется.

Чем руководствуется Эрдоган, к каким последствиям приведет его решение, а также, почему преобразование Собора в мечеть – это геополитика – рассказываем детально.

История Святой Софии: христианская святыня, музей и дважды мечеть

История Собора уходит в глубину веков. В первой половине VI столетия византийский император Юстиниан І распорядился построить храм, который впоследствии стал крупнейшим христианским собором, резиденцией Константинопольского патриарха и местом коронации императоров Византии.

После захвата Константинополя в 1453 году османами, Собор был переделан в мечеть. Уникальные фрески с православными святыми, храмовая роспись были замазаны штукатуркой. Вокруг Собора возвели 4 минарета – башенные сооружения, с которых мусульман призывали к молитве.

После распада Османской империи Святая София (как и несколько других византийских церквей) получила статус музея – по решению первого президента Турции Мустафы Кемаля Ататюрка. Это было актом доброй воли светской власти Турецкой республики, которая после Первой мировой войны под руководством генерала Кемаля приняла курс на европеизацию страны и сохранность христианского наследия.

В качестве музея храм пробыл 85 лет и получил статус всемирного достояния ЮНЕСКО (в 1985 году). За это время его реставрировали, вернув утраченные христианские росписи.

Инициатором превращения Софии в мечеть выступил президент Турции Реджеп Таип Эрдоган в 2019 году, используя этот вопрос в предвыборной кампании своей партии на местных выборах. Правящая партия Турции, которую возглавляет президент республики, также неоднократно открыто выступала за восстановление мечети в Соборе.

Исламистский "разворот" Эрдогана

Эксперты говорят о том, что нынешний лидер Турции, известный своими открытыми происламистскими взглядами, заблаговременно вел подготовку к пересмотру статуса Собора. Более того, решение вернуть мечеть в Святую Софию – далеко не первое:

— Юрий Панченко,

Европейская правда

На критику ЮНЕСКО, западных стран и призывы Вселенского Патриарха оставить за Софией прежний статус, Эрдоган отвечает тем, что это суверенное право Турции – решать, как поступать с Собором. И критика в адрес государства – это посягательство на суверенитет:

Реджеп Таип Эрдоган,

президент Турции

Турецкий лидер дал понять, что мнения других стран не повлияют на указ о восстановлении мечети. Сторонники объясняют логику Эрдогана тем, что с захватом Константинополя и падением Византии, собор столетиями служил мусульманам духовным центром. И до того, как стать музеем, храм был мечетью.

Противники решения Турции говорят о том, что мировое культурное наследие не правильно делить на религиозной почве, создавая предпосылки для новых конфликтов:

Патриарх Варфоломей І,

Вселенская Православная Церковь

Армянский патриарх Турции Саак II предложил использование Собора для молитвы и православными, и мусульманами. Но такой вариант правительство Турции не рассматривает.

Эрдоган обещает не закрывать храм для туристов. А только ограничить их присутствие во время богослужений. Эксперты предполагают, что на этом турецкие власти не ограничатся. И велика вероятность того, что многие христианские фрески будут закрыты для осмотра или завешены мусульманскими символами.

Что стоит за решением Эрдогана?

Вселенский Патриарх Варфоломей І считает решение турецких властей таким, которое в итоге приведет к обострению отношений между православными и мусульманами. Очень резко о преобразовании Собора высказались власти Греции, называя действия Эрдогана "возрождением фанатичных националистических и религиозных настроений" и вызовом всему цивилизованному миру.

"Это шаг от Европы" — так заявил министр иностранных дел Австрии. Подобные оценки высказывают и эксперты. Большинство сходится во мнении, что президент Турции руководствуется политикой и личными амбициями. Смена статуса Святой Софии – это некая кульминация всей региональной политики турецкого президента.

— Юрий Панченко,

Европейская правда

Религиовед Дмитрий Горевой считает, что Эрдоган руководствовался несколькими мотивами. Так или иначе, возвращение Собору статуса мечети – это политическое решение:

"Совет муфтиев Египта осудил преобразование Софии в мечеть, заявив о том, что Эрдоган таким образом пытается получить определенные политические дивиденды. Присутствует также геополитический или, по крайней мере, региональный фактор: Эрдоган пересматривает те основы светской Турецкой республики, заложенные ее основателем Ататюрком. Он пытается реанимировать Османскую империю, проводит политику неоосманизма и хочет вернуть своей стране величие Османской империи"

— Дмитрий Горевой,

религиовед

В виду того, как подобные амбиции могут коснуться Украины, мнения разделились. Одни предполагают, что история с Софией существенно не повлияет на отношения между Турцией и Украиной, которые в последние годы активно развиваются. Православная Церковь Украины поддержала позицию Вселенского Патриархата. Критическое отношение к решению Эрдогана высказали и в РПЦ.

Существуют также мнения, что там, где политическая элита ориентирована на неоимпериализм, стоит ждать неприятностей. Пример тому – Россия и ее внешняя политика.

Интересно и то, что для реализации своего плана, Эрдоган назвал решение основателя современной Турции Ататюрка о музее для Софии – ошибочным. И фактически, поддал сомнению высокий авторитет и проевропейский курс этого политического деятеля. Как это знакомо, когда исторические события или личности начинают использовать в политических целях.

Можно долго спорить о праве мусульман на восстановление мечети там, где она была столетиями. Ведь до этого – центром Православия – на протяжении девяти веков. Однако ни Эрдогану, ни духовным лидерам ислама не понравилось бы ситуация, в которой другие страны стали бы самовольно закрывать мечети или менять их статус, прикрываясь суверенными правами на своей территории.

Когда речь о таких культурных сокровищницах всего человечества, как Собор Святой Софии, суверенное право не должно быть ширмой для политически мотивированных решений. Иначе это – потенциальный источник конфликтов по идентичности. На сегодня мы имеем прецедент, когда одна из древнейших православных святынь в мире стала заложницей политических амбиций. Вызовет ли это обратную реакцию, направленную против мусульман, весьма вероятно.