У Юли началась истерика. Чорновил о том, как Тимошенко попала на минное поле

11 марта 2019 19:46

За считанные недели до выборов Тимошенко пустила в ход "тяжелую артиллерию". Гарантировала, что в "будапештском" формате добьется мира в Украине, заявила, что уйдет через 100 дней президентства, если не достигнет цели, а также пообещала вернуть все вклады Сбербанка Советского союза.

Позволит ли такая "артиллерия" набрать дополнительные голоса, чтобы пройти во второй тур? На этот вопрос UAportal ответил политический эксперт Тарас Чорновил.

Что касается последней риторики Юлии Владимировны, то я очень далек от того, чтобы назвать это "тяжелой артиллерией". Потому что на самом деле в этом начинают прорываться истерические нотки.

Проблема не в том, что сейчас она имеет третий рейтинг. Это совсем не проблема. Проблема для нее – в тенденциях, поскольку ее показатели не просто стагнируют, а за определенный период времени начали проседать.

То есть у нее ситуация ухудшается. А в кампанию привлечены гигантские средства, причем, средства чужие. За эти средства придется отвечать. Там есть деньги олигархов, в том числе, насколько я могу судить, зарубежных олигархов. А они не привыкли прощать такие вещи. Они инвестировали, и они хотят получить свою долю из Украины. Если ее не удастся получить, они будут предъявлять счета.

Поэтому есть угроза, есть понимание того, что следующего шанса уже может и не быть. И поэтому появляются эти нотки.

Мне кажется, инициатива, которая уже вызывает гомерический смех – возврат к теме советских сбережений. Тем более, когда об этом говорит кандидат в президенты, от которого это абсолютно не зависит, это вызывает только горькую улыбку.

Что касается 100 дней, то это психологический прием, но он не очень действенный. Люди могут поверить в какие-то сказки про снижение тарифов, даже не задумываясь о том, что это не в компетенции президента. Но поверить в то, что человек, который с такими трудностями, с такими колоссальными ресурсами получила пост президента, сложит свои полномочия, если не выполнит обещаний – в это в Украине уже не верит никто. Мне кажется, что таких легковерных в Украине просто не существует.

Поэтому эта фраза про сложение полномочий может только минусовать, а не добавлять. Это очень серьезный прокол.

Психологически тут Юлия Владимировна попала на минное поле – минное поле недоверия к власти. Она начала говорить о своем будущем как президента, как власти, и перенесла на себя этот шаблон оценок, которыми оценивают власть. Это первый момент.

Момент второй. Всем понятно, что выполнить эти обещания за 100 дней невозможно. Часть из них может растянуться на всю президентскую каденцию. Не надо также забывать, что, пока не будет избран новый парламент, пока он не создаст новую коалицию и не сформирует новое правительство, будет действовать нынешний Кабинет министров Владимира Гройсмана. А теперь подумайте, какие обещания Тимошенко будет выполнять правительство Гройсмана. Думаю, большинство из них он не будет выполнять по определению. Как и нынешняя Верховная Рада и коалиция.

Так каким образом Юлия Владимировна за 100 дней, которые выпадают на лето, собирается выполнить эти обещания?

И последнее. Что касается Будапештского меморандума. Это наибольший блеф, который только может быть. И это очень коварный блеф, потому что "будапештский" формат отрицает использование "нормандского". В "нормандском" формате есть Германия, которой нет в "будапештском" формате. Мы знаем, что Ангела Меркель, вопреки всей критичности, жесткости требований к Украине, иногда несправедливых, является мотором, который дает определенные гарантии от наступательных операций и других жестких действий со стороны России. Поэтому все эти разговоры про "будапештский" формат преследуют одну цель: выкинуть из переговорного процесса Германию. То, о чем мечтает Россия.

Хочу также напомнить, что в "будапештский" формат с определенного времени входит еще и Китай, который на данный момент является союзником России. И туда входят США. То есть за один стол придется свести: президента Украины – без проблем, премьера Великобритании – почти без проблем, президента России – в данной ситуации, под Юлию Владимировну, думаю, без проблем; президента Китая, который планирует свои зарубежные поездки на год вперед – в принципе невозможно, и президента США, который садиться за один стол с президентом Китая, с президентом России не согласится.

Поэтому это не более чем еще одна попытка убедить своего избирателя: я сделаю всё, что вы хотите. Вы только скажите, чего вы хотите, и я это вам пообещаю.

Насколько ее шансы от этого могут возрасти? Я думаю, что они от этого снизятся, но сегодня ее шансы выхода во второй тур не зависят от ее обещаний. Они зависят от чего-то совсем другого – от рейтинга Владимира Зеленского.

Если Зеленский и дальше в качества основы своего рейтинга будет иметь людей, которые просто против всех, которые демонстрируют полное неуважение как к власти, так и к оппозиции, то вероятность его выхода во второй тур не очень высока, потому что большинство электората Зеленского на выборы не пойдет, что бы они ни говорили социологам.

Но сейчас Зеленский и его штаб цепляет бывший электорат Партии регионов. Они уже используют пророссийскую риторику, они уже переходят на ватные символы. И эти люди на выборы ходят.

Поэтому то, попадет Юлия Владимировна во второй тур или не попадет, уже не зависит ни от Порошенко, ни от ее кампании, а исключительно от того, как себя поведет Зеленский. И для того чтобы каким-то образом его потеснить, она должна была бы начать жестко бить по Зеленскому.

Если бы Юлия Владимировна вышла на тропу войны против Зеленского, я убежден, что это могло бы гарантировать ей выход во второй тур на месте Зеленского.

Но Зеленский – креатура Коломойского, и она тоже зависит от Коломойского – и финансово, и медийно. И выйти на противостояние, начать жестко критиковать Зеленского она не рискнет.

И этим она только ухудшает свою ситуацию.

Автор:
Читайте также
×