Тет-а-тет Зеленского с Путиным - это полная капитуляция. Жданов о новом пути решения проблемы Донбасса

16 апреля 2019 16:59 640

Белорусский президент Лукашенко в одном из недавних интервью заявил о том, что Беларусь готова исполнить свою роль в мирном урегулировании войны на Донбассе, не преминув заметить, что Украина, РФ и Беларусь – "родные, три сестры".

На что способен Минск в контексте проблемы Донбасса? Могут ли на оккупированных территориях Украины появиться белорусские миротворцы под флагом ООН? Может ли ситуация сдвинуться с мертвой точки, если президентом Украины станет Зеленский?

"Думаю, что да. Но никаких тет-а-тет с Путиным. Это поражение. Это полная капитуляция", - сказал в блиц-интервью UAportal военный эксперт Олег Жданов.

- Какой могла бы быть роль Беларуси в этом вопросе?

- Говорить о роли Беларуси очень сложно, потому что республика Беларусь не является субъектом международного права. Она – объект международного права, которым управляет Российская Федерация.

Поэтому на сегодняшний день ее роль минимальная – они предоставили площадку, позиционируя себя как нейтральную территорию, на самом же деле являясь сателлитом и стратегическим партнером РФ во всех сферах, включая военную.

Говорить о роли и месте Минска в этом процессе я бы вообще не стал.

Наоборот, я скажу, что у Минска очень плохая карма в плане миротворческой деятельности. Я бы припомнил и первые переговоры по Приднестровью, которые проходили в Минске. 20 лет там идет бесконечный разговор о Нагорном Карабахе, а мы вот уже пятый год ни о чем и ни с кем разговариваем в Минске.

- Считаете ли вы, что при президенте Зеленском, если он победит на выборах, ситуация может выглядеть совсем иначе? В частности, допускаете ли вы, что на Донбассе появятся миротворцы-белорусы под флагом ООН?

- Думаю, что да. Те заявления, которые делает Зеленский, по поводу урегулированию этого вопроса, уже говорят о том, что есть шанс кардинально поменять формат переговоров.

В чем главная проблема Петра Алексеевича? Он не может признать Россию стороной конфликта.

- А Зеленскому это удастся?

- Он уже сказал про прямые переговоры с Россией. Прямые. В присутствии посредников.

Понимаете, сейчас тот же минский формат, тот же нормандский формат проходит 3:1 – Украина как пострадавшая сторона, и три стороны, Франция, Германия и Россия, уговаривают нас примириться с якобы восставшим Донбассом.

То есть фактически на сегодняшний день нынешнее руководство страны позиционирует Украину как страну, в которой идет гражданская война. Как сказал Петр Алексеевич? У нас воюют украинские граждане и пророссийски настроенные. И мы даже в Гааге подали иск против России за поддержку оружием и финансами боевиков.

- Вы верите в то, что Зеленский каким-то образом сможет усадить рядом с собой Путина?

- Конечно. Я скажу, что Путин еще побоится идти на переговоры с Зеленским.

Вы придаете очень большое значение роли личности. А я скажу, что за Зеленским стоит команда – так же, как и за Порошенко. Я бы ставил на официальную позицию государства Украина.

Если формат меняется, если Великобритания и-или США входят…

- Хорошо, есть формат "нормандский" - будем его пока так называть, - к которому могут присоединиться какие-то стороны. А есть еще переговоры тет-а-тет, один на один между двумя президентами. Вы считаете, что Зеленский потянет такие переговоры с Путиным?

- Нет, никаких тет-а-тет. Ни в коем случае. Этого нельзя допускать. Это вообще поражение. Это полная капитуляция.

Но Зеленский говорит: только в присутствии посредников. Причем, посредниками он называет не Францию и Германию, а Соединенные Штаты и Великобританию.

Но именно из-за того, что идут кулуарные переговоры через посредников, таких как Медведчук, который при закрытом воздушном сообщении с Россией спокойно летает в Сочи, в Москву и обратно – из-за этого мы пятый год стоим на месте.

Те же миротворцы. Устав ООН четко говорит, что выделение миротворцев возможно в случае войны, вооруженного конфликта. Этнической, гражданской, религиозной, межгосударственной – какой угодно. Но войны.

Пока не будет второй стороны конфликта, пока мы говорим, что это какие-то мифические "боевики", за которыми никто не признал никакого статуса, и, в первую очередь, не признали мы – и мир не признает. Потому что мы пострадавшая сторона, мы даем политическую оценку того, что произошло.

Но мы до сих пор не можем нашим морякам придать статус военнопленных, потому что мы не дали политической оценки того, что произошло в акватории Черного моря вблизи Керченского пролива.

- На ваш взгляд, какова роль Медведчука в переговорном процессе? Нужен ли он там? Мешает ли он или, наоборот, способствует разрешению?

- Он мешает в этом процессе. Его надо убирать первым из этой цепочки. Надо выходить на уровень международный, на уровень первых лиц, на уровень широкого формата. Надо класть на стол Будапештский меморандум и требовать от подписантов его выполнения. Но при этом Россия должна быть признана стороной конфликта. Тогда у нас есть шанс на решение этой проблемы.

- Какой аргумент имеется у Украины для давления на страны-подписанты? Например, можем ли мы использовать в качестве такого аргумента обещание восстановить ядерный статус?

- Нет, ядерный статус здесь вообще ни при чем.

Во-первых, на уровне ООН и международной общественности мы не признали факт войны. Признание страной-агрессором – это внутренний документ, который ничего не говорит мировому сообществу. Во-вторых, мы ни разу за 5 лет не сделали официального заявления в плане требования собраться странам-подписантам Будапештского меморандума. Были разговоры – только разговоры – о женевском формате, о будапештском формате, но Украина официально ни разу не выступила с заявлением: "Извините, господа хорошие, но будьте добры приехать и заслушать нас по состоянию дел в свете Будапештского меморандума".

Мы этого ни разу не сделали.

Автор:
Читайте также
×