У Кремля появились новые надежды насчет Донбасса и Крыма - замминистра

23 августа 2018 13:0886

Предвыборная кампания в Украине началась слишком рано, и этот факт вносит коррективы в планы Кремля по Донбассу. Если ранее можно было ожидать, что до конца текущего года в Москве примут решение о выводе российских войск с востока страны, то теперь, когда к российскому руководству поехали "гонцы" - кандидаты в президенты Украины - там снова поверили в возможность реванша по вопросам Крыма и ОРДЛО.

Прокремлевский кандидат, став президентом Украины, не будет откровенно "сливать" Донбасс и Крым. Он будет выполнять Минские соглашения, но так, как это выполнение видит Кремль. Впрочем, сегодня война на Донбассе несет реальную экологическую угрозу для РФ. Например, в виде радионуклидов, которые вот-вот могут попасть в воды реки Дон. Об этом в интервью UAportal рассказал заместитель министра по делам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Юрий Грымчак.

- В одном из недавних интервью вы сказали о том, что в Москву из Украины побежали "гонцы" с таким месседжем: "Мы обо всем договоримся, только поддержите нас на выборах". Вы можете назвать имена этих людей?

- Нет, не могу. Если вы внимательно читали, вы увидели: все намеки, которые только можно, я сделал. Простите, я не назову имен, потому что эта информация получена мной от людей, которые находятся на той стороне. Я не хочу их "палить", потому что мы сотрудничаем по некоторым вопросам.

- Как вы видите сценарий того, что будет происходить на Донбассе до очередных выборов президента Украины и после?

- Мне кажется, что ничего не будет происходить. Будет так, как есть сейчас. Из информации, которую я имел в начале года, они фактически приняли решение о том, чтобы выйти с Донбасса. И эта информация подтверждалась некоторыми непрямыми доказательствами. И есть определенные указания на то, что не факт, но этого не произойдет.

- То есть они еще могут и выйти до конца года?

- Да. Но у нас сложилась ситуация, когда избирательная кампания фактически началась раньше, чем ожидалось. Большое количество кандидатов уже ведет кампанию.

И эти предложения посотрудничать фактически вернули надежду россиянам на то, что они все-таки могут выполнить то, что хотели от Украины, когда начинали авантюру на Донбассе.

- Что может принести человек из вашего списка Украине, если он будет избран на пост президента?

- Когда, условно говоря, мы получаем газ по 450, выходит тогдашний премьер и говорит: это наша победа. И пробует убедить всех в том, что это классно. У нас в истории не раз были подобные случаи. Или вот сейчас нам рассказывают про какой-то план, согласованный, который уже лежит на столе у Трампа и у Путина.

Но я понимаю, чего сегодня, по большому счету, хочет Россия. Она хочет, чтобы, условно говоря, вопрос Крыма не был в повестке дня сегодняшнего мирового сообщества. Чтобы Украина, если бы и не признала Крым российским, потому что это маловероятно, но перестала бы будоражить этот вопрос, педалировать, выступать и так далее. Это будет плата за то, что они уйдут с Донбасса и там попробуют оставить свое влияние. Такой вариант тоже возможен.

И тогда возникает вопрос. Через полгода мы подумаем и, согласно гуманитарным решениям ООН, будем поставлять россиянам воду в Крым, потому что "там наши люди, им нужно помочь".

Так можно потихоньку сдавать свои позиции. А нам есть что сдавать.

Думаю, скорее всего, будет такая договоренность. Это не значит, что завтра человека выберут, и он или она скажут: "Всё, мы отказываемся от Крыма и каким-то образом от Донбасса". Нет, он или она будут выполнять Минские договоренности, но только так, как это видит Россия.

- Располагаете ли вы информацией о том, что Россия перебрасывает на Донбасс современное вооружение? Например, С-400 или ядерное оружие?

- Во-первых, С-400 – это система противовоздушной обороны. Чтобы ПВО ставили на Донбассе? Такого у нас нет. Относительно ядерного вооружения – то же самое.

Но мы все время фиксируем скопление танков в том или другом месте. У меня иногда складывается впечатление, что часть людей и вооружения заходит, а часть людей и вооружения выходит.

- Происходит ротация.

- Да, определенная ротация. Но если мы видим тентованные колонны, которые идут, там могут быть либо люди, либо материалы. Если мы видим такой "караван" со спутника, мы же не можем определить, что они везут, пустые они или полные. Тут есть вопросы.

- Итак, вы не прогнозируете, что на Донбассе может появиться новое оружие – ядерное, химическое, какие-нибудь фосфорные бомбы и прочее?

- Я сразу скажу: ядерное оружие – вряд ли, потому что это будет такой огромный мировой скандал! Потому что есть соглашение о нераспространении ядерного оружия.

Но, насколько я понимаю - это моя точка зрения - сегодня мир не желает распада Российской Федерации. Такую задачу он не ставит. В том числе и потому, что вместо единого центра управления ядерным вооружением можно получить с десяток разных батек Махно, которые будут фактически иметь свою ядерную бомбу и будут шантажировать ими мир.

Поэтому, если на территории ОРДЛО появится ядерное оружие, Россию начнут преследовать всеми возможными и невозможными способами.

Химическое оружие? Честно говоря, у меня тоже есть сомнения.

Но, чтобы вы понимали: в зоне боевых действий есть места, попадание в которые снаряда может привести к химическому отравлению. К сожалению, это правда.

- Вы знаете, что на Донбассе новая проблема: шахты затапливаются, эта загрязненная вода попадает в водоносные источники и делает их непригодными для использования. Известно ли вам, пытается ли Россия как-то решить проблему, с которой столкнулись оккупированные территории?

- С той стороны этот вопрос вообще никак не решается.

В нашем министерстве есть группа, которая рассматривает экологические угрозы на оккупированной и на освобожденной территории.

Если говорить о шахтных водах, то на сегодняшний день переливы с шахт, которые закрыты на оккупированных территориях, уже пошли на нашу территорию, в те шахты, которые работают. Это проблема, которую сегодня решает правительство.

Центральный Донбасс характеризуется тем, что фактически все шахты между собой сообщаются.

Шахты затапливаются, но это не одномоментный процесс. Он происходит достаточно долго. Например, в прошлом году мы фиксировали, что в Луганской области, в шахте "Первомайской", осталось 30 метров до того момента, когда вода начнет переливаться на нашу сторону. 2 или 3 шахты остались на оккупированной территории, а остальные шахты – на нашей, они рабочие. И то, что туда поступает дополнительная вода – это вызов. Необходимо ставить дополнительные трубы, насосы и все прочее.

Но это проблема не только центрального Донбасса и в целом Украины. Сегодня эта вода пошла в закрытые шахты на территории Российской Федерации. Чтобы эти шахты не затопило, им придется ставить дополнительные насосы.

- То есть проблема Донбасса перекинулась и на Россию?

- Да. Граница – это граница, но есть еще движение подземных вод. Вот у нас есть река Северский Донец. Она является источником питьевой воды практически для всего Донбасса и частично Луганской области. Но Северский Донец дальше течет по Российской Федерации и впадает в Дон.

Были данные, которые получили россияне, а мы их обрабатывали – что уровень ионизации Северского Донца до линии размежевания и после выхода с территории Украины разнится в 8 раз.

Или возьмите шахту "Юнком" - "Юный коммунар" под Енакиево. Там в 1979 году под землей был осуществлен научный ядерный взрыв. И сегодня эта шахта затапливается. Возможно, выход радионуклидов зацепит не только оккупированную территорию, не только подконтрольную Украине территорию, но и пойдет дальше, если эта вода попадает в Северский Донец, в Дон, и дальше – в Азовское море.

Планета у нас не такая большая, чтобы это проходило просто так, без последствий.

Автор:
Читайте также
×