"Злобный фарс": Радзиховский о Жириновском, протестах и единственном козыре Путина

10 сентября 2018 15:312.1т

Последние протесты в России против пенсионной реформы не оказали никакого эффекта на власть – в них приняли участие всего несколько тысяч человек. Чтобы Кремль по-настоящему напрягся, в Москве на улицу должна выйти, как минимум, 100-тысячная толпа.

Какие действия Путина могут заставить выйти такое количество людей? Не внутренние проблемы страны, не недовольство экономической и социальной политикой. Сотни тысяч россиян будут протестовать… если Путин сдаст Донбасс. "Тогда на улицы выйдут 100 тысяч патриотов". Такое мнение в первой части интервью UAportal высказал российский журналист Леонид Радзиховский.

- Может ли ситуация с протестами перерасти во что-то большее, чем то, чем она является сейчас?

- Эффекта это никакого не имеет, ни во что это не перерастет. Это абсолютно очевидно. У кого-то, безусловно, были иллюзии, что можно что-то изменить, реформу отменить и так далее, но они исчезли после обращения Путина. Он высказался – всё, дело закрыто. Большинство людей этот вариант реформы не устраивает, но против лома нет приема. Раз Путин сказал, значит, всё, закрыли вопрос.

Несколько тысяч человек на митингах… Чтобы в Москве на что-то оказать влияние, должно быть 100-150 тысяч человек, как было в 2013 году, Болотная. И то она ни на что реально не повлияла. Но тогда действительно власть переполошилась, нервничала.

А сейчас они и не нервничают, и вообще не реагируют.

Вчера прошли выборы в разных регионах, в нескольких местах было небывалое для России явление – второй тур. Но что это за второй тур? В одном месте во второй тур вышел кандидат от ЛДПР. О чем это говорит? О полной дезорганизации избирателей. ЛДПР – это абсолютно холуйская партия, еще более холуйская, чем коммунисты. Ну, просто ничто.

Читайте также: Даже техника против: Путин эпически опозорился на выборах

- Кстати, об ЛДПР. Как вы знаете, лидер этой партии Жириновский подрался на митинге против пенсионной реформы. Причем, человек, с которым он дрался, оказался гражданином Украины.

- Жириновский всю жизнь играет одну и ту же репризу, а людям это не надоедает. Все его занятия – это драки, крики. С кем подраться – совершенно все равно. Это стараются по возможности смешно обыграть и с каким-то политическим заворотом в сторону начальства.

Но что говорить об ЛДПР? Один их бывший депутат Михаил Глущенко имеет пожизненный срок, сидит в "Крестах" (следственный изолятор Санкт-Петербурга, - UAportal), во-первых, за организацию убийства Старовойтовой, во-вторых, за убийство другого депутата ЛДПР, который тоже был организатором убийства Старовойтовой. Еще один депутат от ЛДПР Сергей Скорочкин был убит на "стрелке", но до этого сам положил там двух, честь либеральных демократов не посрамил…

Бывший зам Жириновского депутат Алексей Митрофанов по обвинению в организации убийства бежал из России, и скрывается где-то в Европе. Депутат от ЛДПР Михаил Монастырский, говорят, был единственным в Думе вором в законе. Убит в Швейцарии. Депутат от ЛДПР Ашот Егиазарян скрывается в Америке от обвинения в отмывании денег.

В любой нормальной стране такой партии давно бы не существовало, а против ее организаторов были бы возбуждены десятки уголовных дел. Ну а в России эта организация – партией я ее назвать не могу – нужна начальству как злобная комедия, как злобный фарс, который, с одной стороны, показывает, что всё позволено, просто абсолютно всё, с другой, чтобы выпускать пар, а с третьей, чтобы этими гнусными непристойными выходками смешить публику, которая не сильно отличается от лидеров ЛДПР.

- Вы сказали, власть не очень беспокоится насчет протестов, поскольку на улицы не вышло 100 тысяч человек. А что должна сделать власть и лично Путин для того чтобы на улицу вышло 100 тысяч человек или больше?

- Помириться с Украиной, сдать Донбасс. Тогда 100 тысяч патриотов на улицы выйдут.

Да ничего Путин не должен сделать. Покорность народа огромная. Если резко упадет уровень жизни… Но этого нет. Более того, вопреки надеждам украинских патриотов, вопреки обещаниям украинских СМИ этого не произойдет, поскольку Центробанк и либеральная экономическая часть правительства, которую постоянно поносят по телевизору – это такие мальчики для битья.

Так вот эти мальчики для битья проводят такую экономическую политику, что обвала рубля не будет, обвала экономики, обвала цен не будет. Роста экономики тоже не будет. Это такие аккуратные разумные бухгалтера-счетоводы, которые всегда сводят дебит с кредитом, и сводят его так, чтобы страна не понаделала долгов.

При такой консервативной денежной политике резкого обвала жизни населения не будет, даже в весьма маловероятном, но возможном случае обвала цен на нефть. Это от них не зависит.

Если будет глобальный экономический кризис, Россия, естественно, погорит вместе со всеми. Более того, погорит сильнее других, как и все развивающиеся экономики. Это возможно. Но в таком случае людям объяснят: что ж вы хотите? Другого земного шара у нас нет. Если горят все, то горим и мы.

Если, с одной стороны, нет резкого падения уровня жизни, а с другой стороны, Путин…

- Не сдаст Донбасс…

- Да, Донбасс он не сдаст. Потому что он знает, что надо для народа. Народу надо льстить. И Путин безудержно этому народу льстит. Но льстит в умной форме. Телевизор постоянно рассказывает, что мы великие, что нас все боятся, что нас все уважают, что с нами все считаются, одновременно – что у нас враги.

Это банальные, вечные, не меняющиеся архетипы политики. Ничего нового, ни малейшего микроскопического ноухау у них нет. Но поскольку они соответствуют архетипам человеческого сознания, то люди опять и опять это дело с удовольствием воспринимают. Как боевики, как эротические фильмы, как фэнтези.

- Такие жанры популярны всегда.

- Да, их делают как на конвейере. Нет ни малейшего нового приема. Но зритель ходит и ходит, смотрит и смотрит.

- Тогда к какому жанру относится "сериал", который Россия "снимает" в Украине? И что россияне понимают под сдачей Донбасса? Будут ли они воспринимать как сдачу, например, предоставление востоку Украины так называемого особого статуса, о чем давно говорится?

- Нет, это сдачей не будет. Это будет – "мы добились своего", "мы защитили жителей Донбасса от фашистов, от бандеровцев", "мы одержали огромную политическую победу".

А если оттуда просто свалят все - и русские, и местные активисты, - а в интернете покажут, как над горсоветом Донецка развивается украинское знамя, а еще того лучше – как там ходят американцы, это будет катастрофический провал путинской политики на том единственном направлении, на котором Путин всегда должен одерживать победы и за счет которого он держится.

Спросите любого русского человека, и он вам ответит: "мне не нравится внутренняя политика Путина, мне не нравится экономическая политика". Более вероятно, он скажет – "правительства", хотя все прекрасно знают, что правительства не существует, что существует один Путин. И скажет: "мне нравится внешняя политика Путина. Путин вернул нам гордость, Путин поднял нас с колен, Путин показал всему миру, что мы великая Россия". И опять, и опять, и опять.

Это заезженная пластинка, она сломанная. Она крутится на патефоне, как минимум, 400-500 лет, и не только в России. Во всех странах любят крутить такие пластинки.

Поэтому единственный козырь Путина – это внешняя политика. А во внешней политике, в которой никто ничего не понимает, единственный козырь – это далее не расшифровываемые слова: "величие", "геополитические интересы", "нас уважают". Что это такое, объяснить не может никто.

Но это и не требует объяснения. Когда говорят, "ты меня любишь", что это значит? Что ты со мной спишь, что ты мне носки стираешь, что ты на меня орешь, что ты меня ревнуешь, что ты мне скандалы закатываешь? Всё вместе. Есть вещи, которые объяснить нельзя.

И вот величие, геополитические интересы и уважение – это необъясняемые понятия, но они приписываются России, они приписываются магическим талантам Путина, который "заставил весь мир нас уважать" - а весь мир это неопределенный Запад.

Соответственно, такое явное, грубое, очевидное поражение во внешней политике – вошли на Донбасс, ничего не добились, вышли с Донбасса и Донбасс вернулся в состав Украины – это поражение. А значит, миф раскололся пополам, миф рухнул.

На это Путин никогда не пойдет. А вариант автономии и так далее – да, так мы же говорим, что мы этого и добиваемся. Ведь с самого начала было сказано: присоединять Донбасс мы не будем.

Вторую часть интервью с Леонидом Радзиховским читайте на UAportal в ближайшее время

Автор:
Читайте также
×