Раскол РПЦ и Константинополя. Какой сценарий уготован Украине? Мнение Андрея Зубова

16 октября 2018 10:54 1.2т

Русская православная церковь заявила о разрыве "евхаристического общения" с Константинопольским патриархатом – материнской церковью. Причина – "беззаконное и канонически ничтожное" решение по Украине. За этим заявлением последовал ряд других шагов. Так, отныне верующим РПЦ запрещено молиться в церквях, принадлежащих Константинопольскому патриархату, в частности, на горе Афон, в Стамбуле, на Крите и других святых местах.

Значит ли это, что отныне РПЦ можно назвать раскольниками? Как будут развиваться события дальше? Что ответит Константинополь? Возможно ли силовое противостояние в Украине? Своим мнением об этом в блиц-интервью UAportal поделился российский историк и оппозиционер Андрей Зубов.

- Как с формальной точки зрения теперь выглядит РПЦ? Можно ли их назвать раскольниками?

- Это называется на церковном языке "уход в схизму". Когда разрывают отношения с материнской церковью, это уход в схизму. Так же было, когда Константинополь в 1054 году разорвал отношения с Римом, когда Русская церковь, Московская, разорвала отношения с Константинополем в 1458 году – так называемое "Завещание митрополита Ионы".

То же самое произошло и сейчас. Но просто мир стал совершенно другим. Люди подвижны, люди ездят, люди посещают все святыни Греции, и Афон, и Крит, которые юридически подчиняются Константинополю, и другие места. И надеяться на то, что эта схизма будет принята русским православным обществом – это абсолютно нереально.

А для Украины это означает еще одну очень важную вещь. Очень многие церковные общины оставались в Московской патриархии, потому что Московская церковь была признана вселенским православием, а, естественно, Киевский патриархат не был признан и многие не хотели становиться сами схизматиками.

Читайте также: Филарет подтвердил "немыслимые" доходы РПЦ от Украины

Но когда теперь украинские общины приняты во Вселенский патриархат, то очень многие в Украине, остающиеся в лоне Московского патриархата, будут думать, стоит ли оставаться со схизматической церковью или переходить во вселенское православие.

Я думаю, что переход общин из Московского патриархата в Константинопольский патриархат в Украине постепенно будет набирать силу.

И это, конечно, огромная ошибка Минского синода, что они приняли такое решение, потому что так они наиболее быстрым образом потеряют свои приходы в Украине.

- Но согласитесь, само это решение было достаточно эмоциональным. Говорит ли это о том, что УПЦ МП действительно играла очень важную роль для Русской православной церкви?

- Вы знаете, я не думаю, что это было решение эмоциональное, потому что синод продолжался за закрытыми дверями 7 часов. Все, как говорится, эмоции могли угаснуть за это время. То есть это было достаточно продуманное решение.

Но, понимаете, ситуация заключается в том, что, видимо, выхода не было. Надо было или признавать то, что сделал Константинополь, и договариваться так, как договорились Московский патриархат и Константинополь, скажем, в Эстонии, когда каждая община сама решает, какой юрисдикции ей придерживаться. Или принимать какие-то подобные нынешним меры. Но эти меры, безусловно, будут иметь очень пагубное свойство.

- Почему так сложно было признать решение Константинополя?

- Мне трудно сказать, почему было сложно признать. Я думаю, что была очень большая обида на Константинополь, что он действует, не послушав Московский патриархат. Не случайно ведь Московский патриарх ездил в Константинополь, пытался, видимо, уговорить патриарха Варфоломея. Ничего не получилось. Были и неофициальные эмиссары – и на Афон, и в Грецию, и в Константинополь. Но ничего не вышло.

Читайте также: Томос для Украины: что будет с приходами УПЦ МП

Обида – это плохой советчик. И вот принято даже в самом прагматическом плане, не говоря о духовных аспектах, абсолютно ошибочное решение. Последствия будут, конечно, плохие.

- Как раз о последствиях. Как будут развиваться события дальше? Будет ли отвечать Константинополь? Что будет в Украине? Можно ли ожидать какого-то силового противостояния?

- Константинополь, конечно, может ответить, но, зная мудрость Константинополя, думаю, он не будет отвечать. То есть он не будет вводить никаких ответных запретов. И те русские люди, которые осмелятся, как говорится, нарушить установление Москвы и причащаться или служить на Афоне или теперь в Украине, будут допускаться и к причастию, и к служению.

Я надеюсь на это. Потому что иначе это было бы слишком грубо, и глупо, и не похоже на Константинополь.

Что касается силового варианта, то я не думаю, что будет какой-то силовой вариант – собственно, силовой вариант в российском государстве. Я думаю, что оно не будет его использовать. Хотя, если начнутся столкновения сторонников разных церквей в Украине, безусловно, Москва будет пытаться сыграть на этом. Но надеюсь, что они не начнутся.

Читайте также: Как избежать кровопролития из-за Томоса? Мнение Дмитрия Тымчука

И, наконец, последнее. Видите ли, это менее заметно, все давно забыли. Эстония – не Украина, маленькая страна. Но то же самое было в Эстонии. Так же точно Московская церковь разорвала общение с Константинополем из-за Эстонии в 1998 году. Но потом через несколько месяцев все-таки удалось договориться, я считаю, на совершенно приемлемой основе. И с тех пор в Эстонии между православными Константинопольского патриархата и Московского патриархата царят вполне приличные отношения.

- Вы считаете, подобный сценарий возможен и в отношении Украины?

- Конечно. Я думаю, что он единственно возможен, он единственно разумен. Всё остальное – это углубление конфликта, это никому не нужно.

Автор:
Читайте также
×