Двойная провокация: Тарас Чорновил о Тимошенко, церковных фронтах и руке Кремля

19 января 2019 22:15 3.9т

В принятии закона о порядке переходов религиозных общин не было крайней необходимости. И, тем не менее, документ существенно снижает риск противостояний и насильственных захватов храмов. Сопротивление этим процессам со стороны пророссийских сил в Украине происходит по 4 "фронтам", один из которых уже проигран, второй – проигрывается, а победу или поражение по двум другим определит Конституционный суд.

В ходе принятия двух церковных законов – де-факто о переименовании УПЦ МП и о порядке перехода приходов – была допущена двойная провокация, из-за чего они могут быть отменены Конституционным судом, - заявил в комментарии UAportal политический эксперт Тарас Чорновил.

Пункт первый. Закона "о переходе в ПЦУ" не существует. Есть закон, который регламентирует любые переходы в любом направлении. К ПЦУ, из ПЦУ, греко-католиков в ПЦУ, ПЦУ к греко-католикам. Более того, часто мы забываем о том, что у нас есть огромное количество протестантских общин, в которых очень активно происходят определенные внутренние процессы. Какое-то деление, какие-то изменения, и там тоже происходит перетекание приходов.

Пункт второй. Этот закон был придуман тогда, когда, кроме Порошенко и еще 5-6 человек о Томосе не знал никто. Его зарегистрировали в начале 2016 года, но в совсем другой редакции. Там было буквально два предложения, которые регламентировали определенные нюансы в отношении перерегистрации уставов, когда происходит изменение юрисдикции общины, и о том, кто в общине имеет право решать – что это не какое-то собрание населения, а именно религиозная община населенного пункта или религиозная община какого-то храма. Этот законопроект был достаточно невысокого уровня.

И буквально несколько дней назад появилась новая редакция закона того же автора Еленского, которая была намного большей, более объемной, в которой появились значительные юридические нюансы. В частности, в проекте определено, что для перехода необходимо не простое большинство, а две трети, что принадлежность к религиозной организации определяется в соответствии с уставами этой организации, то есть государство не вмешивается в процесс.

Еще один важный пункт – что после такого перехода накладывается мораторий на отчуждение имущества этой общины. Например, община перейдет в ПЦУ, а рядом – какие-то старые спонсоры, олигархи, тот же Новинский или какие-то его представители, и они быстро посредством каких-то юридических манипуляций отбирают у общины церковь. Так вот, законом устанавливается определенный период, за который отобрать имущество у общины нельзя, и за это время они разберутся со своими юридическими проблемами.

Что касается той части общины, которая оказалась в меньшинстве, закон тоже четко пишет: те, кто проголосовали против и проиграли, имеют полное право зарегистрировать новую религиозную общину той юрисдикции, которой они хотят.

Была ли крайняя необходимость в этом законе, чтобы произошли переходы? Нет. Переходы и так происходят, потому что собственниками храмов являются религиозные общины – не епархии. Закон введен для того, чтобы снизить риск противостояния, чтобы не было насильственных захватов храмов и так далее.

По сути, он снижает уровень противостояния, он вводит переход в более четкие юридические рамки и дает возможность избежать массовых судебных исков.

Может ли быть эффективным сопротивление прокремлевских сил в украинском политикуме, учитывая принятие этого закона?

Сопротивление может происходить по четырем направлениям. Первое направление они проиграли. Все силы были брошены на то, чтобы заблокировать получение Томоса. Томос предоставлен.

Второе – это сам процесс мирных переходов. Тут они еще будут пробовать что-то делать, но процесс пошел, и он происходит без экстрима. Никакой "Правый сектор", никакие нацдружины не врываются в церкви, не вытягивают за бороды никаких московских священников. Они тут проигрывают. Я понимаю, что будет определенный бой. В селах они повлиять практически не могут, а в городах будут делать все, чтобы усложнить и не допустить переход, потому что в городах трудно определить территориальные общины. Будет позиционная война, но все равно будет рост количества приходов ПЦУ.

Есть еще два фронта – это фронты против двух законов. Один закон – про переименование церквей, которые имеют свои духовные центры в стране-агрессоре. Фактически УПЦ МП должна называться Русской православной церковью в Украине. Против этого закона идет война. И война против этого закона про переходы.

Причем, в отношении второго я не могу понять логики, ведь для Московского патриархата он в чем-то даже выгодный. Он немного затрудняет переход, поскольку вводит его в более жесткие рамки и вносит норму о двух третях. Это снизит количество приходов УПЦ МП, особенно в центре Украины, которые перейдут в ПЦУ.

Будут они бороться только посредством Конституционного суда. Другого способа у них нет. Я думаю, в части конституционности самого текста законов, они проиграют. Если четко почитать статью 35 Конституции, в которой определяются взаимоотношения церкви и государства и свобода совести в Украине, то каким-то образом использовать его в свою пользу нельзя. Там не написано, что государство не имеет права регламентировать внешнюю деятельность церкви, межконфессионные контакты и так далее.

В Конституции написано, что церковь отделена от государства. Знаете, что это означает? Что церковь не может вмешиваться в государственные дела и диктовать государству, какой должна быть государственная политика. Государство тоже не должно вмешиваться во внутрицерковные дела. Вот что это означает. То есть в КС по сути закона они проиграют.

Но Конституционный суд рассматривает вопрос и о процедуре принятия закона. Если принятие было с очень грубыми нарушениями, то Конституционный суд может отменить такое решение. И в этом проблема.

К сожалению, мы имеем определенные процедурные огрехи. Насколько они серьезны, насколько Конституционный суд будет их воспринимать как приемлемые или неприемлемые, допустимые или недопустимые, я не знаю.

Но зачем надо было в четверг спешить с тем последним законом и гнать его сразу в целом? Что, нельзя было его проголосовать в первом чтении, а через две недели проголосовать в целом по сокращенной процедуре? Можно было. Я не понимаю, зачем делаются ошибки, которые открывают возможности потом отменять такие законы через Конституционный суд.

Плюс была осуществлена двойная провокация с неличным голосованием. За первый закон, про переименование, голосует карточка Юлии Тимошенко, которая отсутствует в зале. Она демонстративно выходит из зала, ее карточкой голосуют, после чего она демонстративно показательно возвращается. На фоне ее личных переговоров и договоренностей с Новинским это выглядело достаточно странно.

Сейчас Юлия Владимировна точно так же демонстративно покинула Украину, не работала в Верховной Раде всю рабочую неделю, была в Париже, но во время голосования именно за этот религиозный закон внезапно ее карточку вставляют и ею голосуют. Откровенное кнопкодавство.

И Новинский и Долженков напрямую говорят: мы будем подавать в Конституционный суд, потому что были нарушения, было кнопкодавство.

Поэтому, думаю, по этим двум законам история, возможно, еще и не закончена. Возможно, Верховной Раде придется еще раз возвращаться к ним и уже без нарушений, четко следя за ручками, чтобы никто не сделал провокации, еще раз за них голосовать.

Автор:
Читайте также
×