"Уйдет Путин – увидим другого Кирилла". Евгений Киселев о главе РПЦ среди "рогатых"

16 октября 2018 21:37 946

Синод Русской православной церкви, состоявшийся в Минске, принял решение о разрыве "еврахистического общения" с Константинопольским патриархатом. Следом за этим решением последовал запрет для всех верующих РПЦ молиться в церквях, принадлежащих этому патриархату, в том числе на Афоне и на Крите.

Кому от такого решения стало хуже – Москве, Константинополю, РПЦ, УЦП МП, Украине, России, верующим, православию? На этот вопрос в комментарии UAportal ответил журналист и телеведущий Евгений Киселев.

Я полагаю, что Вселенский патриархат, который существует практически столько же, сколько существует Православная церковь, насчитывающая тысячелетнюю историю, переживет импульсивное решение Московского патриархата. Не такие испытания выпадали на его долю.

Думаю, что все поместные православные церкви в данном случае не будут вмешиваться в конфликт между Москвой и Константинополем. В итоге РПЦ может остаться в изоляции.

Вопрос здесь не в том, кто пострадал, а кто не пострадал. Вопрос в том, что это, на мой взгляд, никак не повлияет на ситуацию в православном мире вообще и на роль, которую во всемирном православии играет Вселенский патриархат.

Читайте также: Филарет подтвердил "немыслимые" доходы РПЦ от Украины

Не случайно на всех языках православие называется "ортодоксией". Это ортодоксальная церковь. А ортодоксальная церковь – это церковь традиции. Традиция такова, что когда-то столицей Византии был Константинополь. И хотя Византии уже давным-давно нет, традиция сохраняется. Константинопольская церковь считается церковью-праматерью других православных церквей, первой среди равных.

У каждой из поместных церквей могут быть свои проблемы в отношениях со Вселенским патриархатом. Они непростые у всех. И у Греческой, и у Иерусалимской, и у Антиохийской, и у Грузинской, и у многих других. Но никто из них, за исключением Москвы, не борется за право называться "Третьим Римом". Конфликтовать с Константинополем в связи с позицией Москвы никто не собирается.

Другое дело, что там есть много всяких подводных течений. Московская патриархия – это сложная структура. Есть разные крылья, разные группировки. Например, среди российских политиков есть много фигур, которые окормляются священниками или иерархами РПЦ, которые стоят на значительно более консервативных правых позициях, нежели патриарх Кирилл. И с этой точки зрения разрыв, быть может, не долгий, евхаристического общения с Константинопольским патриархатом для Кирилла означает резкое усиление собственных позиций и резкое ослабление правых и ультраправых сил внутри РПЦ. Потому что эти силы добивались значительно более радикального решения – они хотели, чтобы этот минский синод объявил Константинопольский патриархат чуть ли не впавшим в ересь. И добивались того, чтобы на этом заседании синода чуть ли не была провозглашена анафема патриарху константинопольскому и всему Вселенскому патриархату. Это решение не прошло.

Читайте также: Раскол РПЦ и Константинополя. Какой сценарий уготован Украине? Мнение Андрея Зубова

Одна любопытная деталь. Все эти политики, о которых я говорю, которые стоят на позициях правее Путина, какой бы он ни был рогатый и хвостатый, но есть в России политики гораздо более рогатые и хвостатые, чем он. И все они окормляются, повторяю, священниками и иерархами РПЦ, которые тоже занимают весьма и весьма консервативные позиции. Такие ультраправые православные фундаменталисты.

О них часто говорят как о членах так называемого неформального "Афонского братства". Они ездят на святую гору Афон, как на работу ходят. А все афонские монастыри находятся под юрисдикцией Константинопольского патриархата. Если РПЦ объявляет разрыв евхаристического общения с Константинополем, то все эти бывшие и нынешние путинские друзья теряют такую возможность. Не могут они больше ездить на Афон.

А это означает на самом деле резкое ослабление того крыла российского политического класса, который уже де-факто сросся с правым крылом внутри РПЦ и который уже давно вынашивал план отстранения патриарха Кирилла от престола и выдвижения на пост главы РПЦ другого, более консервативного иерарха. Эти люди потерпели существенное поражение.

Понимаете, как бы мы ни относились к патриарху Кириллу, ведь в прошлом он был одним из самых ярких представителей либерального, прозападного экуменического течения РПЦ, любимый ученик легендарного митрополита Никодима Ротова, который в свое время рассматривался как восходящая звезда русского православия, который сможет его модернизировать и приблизить к требованиям конца ХХ века. Он был слаб здоровьем и вошел в историю тем, что умер прямо на аудиенции у Папы Иоанна Павла I – того самого Папы, который провел в Ватикане чуть меньше месяца.

Митрополит Ротов и его ученики, в том числе патриарх Кирилл, всегда рассматривались как люди, выступающие за модернизацию РПЦ, в том числе за установление нормальных отношений с Ватиканом и так далее. Но в то же время, они выросли в советские времена, когда приходилось считаться с ЦК КПСС, с КГБ, колебаться вместе с генеральной линией партии и подстраиваться под капризы власти.

Читайте также: Как избежать кровопролития из-за Томоса? Мнение Дмитрия Тымчука

Поэтому пропутинская линия, которую проводит сейчас патриарх Кирилл, это, на мой взгляд, чисто тактическое явление. Вот помяните мое слово. Он, конечно, человек немолодой, но, если у него здоровья хватит, уйдет Путин – и мы увидим совершенно другого Кирилла. Который сам приедет в Киев мириться и налаживать нормальные отношения с будущим руководством единой поместной независимой украинской православной церкви.

Автор:
Читайте также
×