Загранпаспорта Украины есть у всех сепаратистов на Донбассе: под страну подложили бомбу

31 августа 2018 09:04222

Статус "внутренне перемещенного лица" для людей, которые выехали из аннексированного Крыма и с оккупированного Донбасса, задумывался как механизм заботы государства о тех, кто его не предал. Но является ли он таковым на практике? О том, как вместо помощи реальные беженцы столкнулись с препятствиями, а сепаратисты и боевики незаконных вооруженных формирований получили возможность пользоваться льготами от Украины, о бизнесе на справках ВПЛ и многих других подводных камнях государственной политики в отношении переселенцев, в интервью UAportal рассказала писательница и блогер c Луганщины Олена Степова.

Предыдущую часть интервью читайте здесь: Путина уже считают предателем: как закончится война на Донбассе

Олена Степова
Фото: ukrlife.tv

- Вы утверждаете, что существующие пробелы в законодательстве относительно переселенцев не только нарушают их права, но и создают угрозу для государства. Давайте по порядку. В чем видите нарушение прав?

- Да даже в самом определении. У нас нет термина "беженцы". А "внутренне перемещенным лицом" можно назвать любого. Мало ли, кто там куда переезжает?

Все перемещенные лица выезжают из зоны оккупации самостоятельно. Так кто их "перемещает"? Каким образом осуществляется это перемещение? Обходя острые углы даже в определении нашего статуса, государство дистанцируется от нас, чтобы исключить возникновение правовых отношений.

Кто-то кого-то на каких-то непонятных основаниях куда-то переместил. Вот и все! Можно ли, прочитав "внутренне перемещенное лицо", увидеть суть вопроса, понять состояние и статус этого самого "лица", его жизнь до и после перемещения? Нет! Государство в лице министров и чиновников предусмотрительно себя отделяет от проблем, которые созданы террористами, террористической угрозой, зоной проведения антитеррористических действий. Отмежевывается от лиц, пострадавших от террористов. Вот поэтому мы никто и зовут нас никак.

И террористы у нас - не террористы, и оккупанты - не оккупанты. Но если мы - Европа, то в Европе законодательные определения должны быть носителями четкой информации. Европа щепетильна в отношении буквы закона. Законодательная определенность создает гражданские отношения, неопределенность же прячет проблему и порождает коррупцию.

Вот эта неопределенность относительно ВПЛ, вернее, это искажение нашего статуса создает реальную угрозу для самого государства.

- И является благодатной почвой для спекуляций.

- На фоне нравственных страданий, отсутствия социальной помощи от государства, понимания твоей судьбы, заинтересованности в дальнейшей твоей социализации появляются кто? Популисты! То есть люди, использующие морально-социальное и психологическое напряжение социума для решения личных вопросов.

Мы уже это видим. "Мы дадим вам статус "дитя войны", но...", "если я стану, то вам...", "если мы с вами объединимся, то...". Люди хватаются за популистские лозунги политических ловцов избирателей, потому что они хотя бы обещают какой-то шанс. Хоть и призрачный. А так - что мы, кто мы?

Без твердого "эти люди, беженцы, пострадавшие от террористов и оккупантов, являются пострадавшими лицами, имеющими право", без четкого законодательного "права-обязанности", без определения "они не просто переместились, они бежали от угрозы, спасая свою жизнь и гражданство", нам некуда идти. Поэтому и ловят популисты за души тех, кто потерял надежду и понимание, зачем все это было сделано.

Это проблема? Для меня - да.

- Какой вы видите возможную определенность? Что конкретно следует изменить?

- Нас можно было определить как "беженцев от террористическо-оккупационной угрозы". И это было бы справедливо по отношению к нам, тем, кто, взяв ребенка под одну руку, собаку - под другую, уехал в никуда.

Зато сейчас мы - переселенцы. Перемещенные лица. Не пострадавшие от террористов или оккупантов, нет! Это еще мы должны доказать в судах, потратив на это кучу денег и времени, которого у нас нет. Нам же надо искать то, что у большинства украинцев есть, а у нас - осталось в довоенной жизни: дом, работу, школу для детей, врача... Мы должны обустраивать новое жилье, делать ремонт, покупать вещи... Начинать жизнь заново. Многие еще и решают вопрос перевозки вещей, семей, животных из зоны оккупации - и все это на фоне поиска работы, жилья...

Редко кто задумывается, каково это - когда вчера у тебя было все, а сегодня - ничего. Пустой дом (хорошо, если он есть), пустая жизнь... А ты еще и юридический "квест" должен проходить, чтобы доказать государству, что ты есть, что ты пострадал от оккупации. Это издевательство!

Статус "лицо, пострадавшее от террористическо-оккупационной угрозы" - и все, не надо суда. С этим статусом и определением в законе, кто кому террорист и оккупант, можно обращаться с иском к России о возмещении ущерба. Жилье мы потеряли, как и часть жизни. А многие и жизни лишились. Так пусть их родственники хотя бы получат право взять Россию за шиворот.

Далее. Вы знаете, что справку ВПЛ (внутренне перемещенного лица, - UAportal) может получить любой человек с пропиской в ​​оккупированных населенных пунктах, который обратился к субъектам социальной защиты на подконтрольных Киеву территориях. Обращаются люди по разным причинам: для приобретения жилья, при устройстве на работу, оформлении пенсий, льгот, поступлении в учебные заведения, где будет учиться ребенок...

Но будем честными. У нас в стране эти справки получают все подряд. Зайдите на сайты оккупированных городов - они завалены рекламой услуг по оформлению на "оккупированных Киевом территориях" (там такой термин) справок ВПЛ, загранпаспортов, пенсий, регрессов, соцвыплат, пособий на ребенка, свидетельств о рождении, разводе - что душа пожелает. И сделать это предлагают без выезда граждан из так называемых "ЛНР/ДНР".

Куча решал. Куча телефонов МТС. Неужели за 5 лет нельзя было этих людей вычислить? Найти их сообщников здесь, в Украине? Можно было!

Моя семья ждала загранпаспорта три месяца. Нас без конца проверяла СБУ, от нас требовали дополнительно предоставлять справки с работы, места учебы, из общежития, трудовые и санитарные книжки... А на оккупированных территориях достаточно просто заплатить решалам - и через три дня забрать готовый документ. Без нервов. Без унижения.

Вы знаете, что заграничные украинские паспорта есть у всех сепаратистов? Что они чуть ли не поголовно все получили справки ВПЛ? Этими справками была заложена бомба замедленного действия.

Читайте также: Кремль принял решение по Донбассу: фанаты ДНР-ЛНР готовы идти войной на Россию

- Чем это нам грозит - кроме нагрузки на бюджет?

- Когда будут ловить сепаратистов, которые воевали за "Л-ДНР" - они будут вытаскивать эти справки с отметкой о временной прописке ВПЛ, скажем, в Тернопольской области и избегать таким образом ответственности.

Это насквозь коррумпированная схема, благодаря которой мы официально имеем 1,5 миллиона переселенцев. Но я уверена, что процентов 70 из них - это люди, которые обзавелись справкой ВПЛ, но живут на оккупированных территориях, приезжая в Украину только для того, чтобы получить деньги или просто чтобы перестраховаться от ответственности. Реальных беженцев - где-то до 300 тысяч человек, а то и меньше. Так зачем 1,5 миллиона зарегистрированы как ВПЛ?

Все это началось еще в 2015 году, когда там, в зоне оккупации, поняли, что коррупция в Украине - такая же. Что на местах до сих пор - чиновники и правоохранители, которые ориентированы на деньги, а не на обеспечение безопасности. Поэтому справка ВПЛ - это просто бумажка, которая, боюсь, ничего не стоит.

Те, кого я знаю лично - и сепары, и просто мои соседи, кумовья в зоне оккупации, которые никогда не выезжали в Украину - имеют справки ВПЛ. То есть мои и их права - равны. Хотя они живут в своих домах, на своих вещах, кто-то из этих "ВПЛ" воюет против Украины, кто-то голосовал на "референдуме", кто-то звал Путина - тогда как мы, наши друзья и другие беженцы бросили все, чтобы не потерять гражданство, не стать щитом для российских "зеленых человечков" и не помогать Путину шантажировать Украину.

Но перед законом и те, и другие "ВПЛ" - равны.

- А как, по-вашему, это можно было предотвратить?

- Еще в 2014-15 годах Министерство социальной политики должно было принять решение и разграничить тех, кто реально бросил все и уехал, и тех, кто продолжает жить в оккупации.

Моя семья уехала. Мои дети здесь учатся. Мы устроились на работу. Проверить, действительно ли мы живем здесь постоянно, очень просто. Прошел проверку? Получаешь статус беженца от террористической угрозы.

Продолжаешь жить в оккупации, работаешь и платишь налоги там? Коллаборант? Пенсионер? Получай справку лица, имеющего право на социальные выплаты и проживающего на оккупированных территориях.

Вообще надо было бы создать реестр коллаборационистов, людей, которые остались и живут на оккупированной территории. Еще вчера надо было.

У каждого, кто в Крыму или на Донбассе оказался в оккупации, выехал он в конце концов или нет, должна быть социальная история. Даже у меня. Это война, поймите. Это не геноцид, не диктатура, как хотели бы эти меры безопасности перекрутить те, кто "за мир любой ценой". Это обычная практика стран, страдающих от террористической угрозы. А у нас даже "Миротворец" - не государственное учреждение, а волонтерское.

Фото: 24 Канал

- Кого бы вы предлагали вносить в такой реестр?

- Мы должны знать, кто занимался пропагандой в школах, кто поддерживал оккупанта, кто платил ему налоги как предприниматель, кто получил паспорт так называемых "Л-ДНР" или российские паспорта в Крыму.

Хотим вернуть людей из оккупации? Надо было над этим начинать работать еще в 2015 году. Отношение к ВПЛ, к самой процедуре, к реальным беженцам, как и отношение к коллаборационистам - это работа на будущее, на победу. Потому что война - это люди. И победа - это тоже люди. Каждый из нас - кирпичик войны или победы, развития страны или ее деградации.

Люди Донбасса или Крыма вернутся из "русского мира" в Украину только при условии внутреннего понимания совершенного и четко прописанных законодательно наказания или поощрения. Мы должны заложить фундамент, определить путь, по которому людям надо возвращаться в Украину. Все должны понять, что такое государство, что такое измена, почему пришла война, кто из них положил кирпич в фундамент войны и забил гвоздь в гроб своей родины.

Поощрение и наказание - это предпосылки для возврата Донбасса в Украину. Если их не будет, вся Украина превратится в сплошной Донбасс. Что, в конце концов, сейчас и происходит. Сепары, чиновники, которые привели на Донбасс войну, безнаказанно получают справки ВПЛ, переезжают на мирную часть Украины, потому что построенное ими ОРДЛО им не нравится.

И я никак не могу понять, почему мы позволяем им строить очередное ОРДЛО, но уже в других частях Украины?

Мы вообще избегаем острых вопросов беженцев и коллаборационистов. Это плохо. Если ты не видишь проблемы, это еще не значит, что ее нет. На войне слепота - это потери, плен, пробежка по минному полю. А мы - на войне. Неужели люди не видят, что эти горе-министры сейчас всех нас завели на одно минное поле этими играми со справками ВПЛ и отсутствием действенных мер безопасности, эффективной контрпропаганды?

Все должно быть прозрачно и ясно. Те, кто остался там, получают свои пенсии, другие выплаты, положенные им по закону, если уж государство решило содержать оккупированные территории и коллаборационистов. Те, кто бросил все, может претендовать на помощь государства - в приобретении жилья, в том, чтобы как-то встать на ноги. Те, кто предал и получил там "паспорт" "Л/ДНРий", должен потерять гражданство Украины. Там никого не заставляют получать эти "документы". Это сознательный выбор.

- Такой подход сэкономил бы государству кучу денег, верно?

- Безусловно. Потому что все эти пенсионеры-"переселенцы" из зоны не чураются получать еще и выплаты, как настоящие переселенцы. Хотя нас министры и уверяют, что это не так - по своим знакомым, которые остались там, я вижу обратное. Все они имеют справки ВПЛ и получают и пенсии, и адресную помощь.

Зато переселенцы, которые выехали с Донбасса и как-то смогли приобрести хотя бы маленький домик или квартиру (мы, например, имеем с 2015 года дом в селе) - не могут претендовать на поддержку государства. Таких "оседлых" беженцев уже много. Всех их государство "наказало" отказом в поддержке. Более того - людей заставляют возвращать помощь, которую они получали! Посмотрите статистику.

Ведь мы - богачи, у нас есть жилье на подконтрольной территории. Поэтому нам не положены никакие льготы. Если хотя бы один член семьи имеет жилье, помощь не получит никто из этой семьи. Безразлично - работают они, учатся или вышли на пенсию. Мои дочери-студентки, например, адресной помощи не получают. Потому что родители имеют жилье.

Акция "Стоп транзит ВПЛ" под зданием Кабмина в феврале 2018 года
Фото: lg-news.net

- И никого не интересует, что люди выехали и приобрели это жилье, возможно, за последние сбережения?

- Никого не интересует. Хотя люди бежали от войны, смогли сами купить жилье, не нагружая государство еще и этой проблемой - так поддержите их!

Жилье же покупается за последние кровные. За то, что осталось после того, как ты заплатил на многочисленных блокпостах, чтобы тебя выпустили живым. И тот купленный домик или квартира - пусты. Без кастрюлек, кроватки, стульев. Без вещей.

А просить о помощи мы, значит, не имеем права. Потому что "зажиточные". Потому что под давлением обстоятельств купили себе хотя бы какую-то крышу над головой.

Выбирали ли мы из того, что хотелось? Кто как. Среди переселенцев есть те, кто даже в Киеве квартирами обзавелся. Например, управляющая делами оккупационной администрации города Свердловск чиновник-коллаборационист или другие - милиционеры, прокуроры, судьи.

Те же, кого я знаю лично, выбирали жилье, исходя из средств. Многие переселенцы пытаются объединяться. Там, где в селе или районе осели одни, они помогают найти жилье другим землякам.

Не все приобрели жилье в центре столицы или вообще в городах-миллионниках, много переселенцев живут в селах, районах, райцентрах Украины - и не жалуются, что их судьба переселила. Многие влюбились в новый город и не желают возвращаться туда, где их хотели расстрелять.

Продолжение интервью читайте на UAportal ближайшее время

Автор:
Читайте также
×