"Чрезвычайно важно, чтобы Украина жила не синхронно с Россией". Интервью с Вятровичем

11 октября 2018 12:36

Каких изменений в праздничном календаре стоит ожидать украинцам? Кто в нашем государстве наиболее активно отстаивает праздник 8 марта?

В чем причина напряженности в отношениях между Украиной и Венгрией, к каким последствиям эта напряженность может привести и возможно ли ее снять?

Можно ли сравнивать нынешние времена с событиями начала 20 века, а также грозит ли нам потеря государственности?

Об этом в продолжении интервью UAportal рассказал историк, директор Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович.

- Институт национальной памяти давно работает над изменениями в календаре государственных праздников. Подскажите, чего же ждать украинцам?

- Это еще один из недоделанных нами проектов. Недоделанных не по нашей вине. Мы считаем чрезвычайно важным, даже необходимым, чтобы Украина все-таки жила не синхронно с государством-агрессором. И очень хорошо, что уже начинают появляться какие-то чисто украинские праздники. Очень хорошо, что мы постепенно внедряем собственный календарь.

Но мы убеждены, что для эффективного завершения этой работы нужно было бы подходить к ее реализации системно. Именно такую ​​новую систему нового календаря государственных и других праздников предлагал наш законопроект.

К сожалению, этот законопроект пока не принят. К сожалению, его еще даже не рассмотрели на заседании правительства - из-за замечаний и несогласия с этим законопроектом Министерства культуры. Но мы убеждены, что сможем найти поддержку у народных депутатов. И если нам не удастся таки убедить Минкульт, мы будем подавать его как депутатский проект.

Повторюсь: мы считаем принятие нового календаря праздников и памятных дат крайне необходимым, потому что это, собственно, еще один аспект, еще один уровень декоммунизации.

Предлагаемые изменения в календарь государственных праздников и памятных дат в Украине
Инфографика Института национальной памяти

- А что именно не устроило Минкульт в ваших предложениях?

- Дискуссии касались даже отдельных вещей, таких как отмена 8 марта как выходного дня, перенос выходного с 9 на 8 мая.

По мнению Министерства культуры, такого рода предложения могут вызвать определенное общественное недовольство. Мы с этим не согласны.

Мы считаем, что это общественно важные вещи. Более того, мы видели, что опасения, которые высказывали некоторые политики или аналитики даже, что декоммунизация будет не воспринята в украинском обществе, оказались сильно преувеличенными. И декоммунизация прошла активно и эффективно. Поэтому я убежден, что так же можно решить вопрос и с календарем государственных праздников.

- А как вы думаете, насколько велики шансы, что это удастся сделать хотя бы до конца года?

- Я не знаю, удастся ли сделать до конца года. Но убежден, что это удастся сделать еще с этим парламентом.

- А есть еще какие-то изменения, кроме указанных в предлагаемом календаре, которые бы вы хотели инициировать? Или пока это все?

- Сейчас это все, если говорить о календаре. Но надо понимать, что в нашем законопроекте, кроме изменения формата разного рода праздников, важным элементом является также попытка как-то упорядочить, кто какие праздники в Украине вообще устанавливает.

Потому что есть праздники и мемориальные дни, которые входят в компетенцию президента, есть те, за которые отвечает правительство, есть те, которые устанавливаются Верховной Радой... Мы предлагаем все это упорядочить. Поскольку в этой сфере у нас тоже господствует в определенной мере хаос и неупорядоченность.

Читайте также: Взрывы в Ичне укладываются в рамки третьего направления плана России – Юрий Карин

- Есть еще вопрос относительно наших отношений с Венгрией. Не первый год время от времени наблюдается определенное напряжение в наших отношениях. То венгерские чиновники какое-то возмутительное заявление сделают. То паспорта из-под полы украинским гражданам раздают. То указывают, которые нам законы принимать, а какие - нет... Как думаете, можно эту напряженность снять, конфликт этот решить как-то? Если да - то как?

- Я не думаю, что речь здесь идет о каком-то конфликте. Речь идет об откровенных антиукраинских шагах именно с венгерской стороны. И желании Венгрии рассматривать часть украинской суверенной территории как некий особый регион ее влияния. Попытки создания некоего "Министерства по делам Закарпатья", раздача паспортов - это все шаги, которые четко направлены на подрыв украинского суверенитета на украинской территории.

Более того, для украинцев такие попытки очень болезненны, потому что они слишком напоминают то, что делала Россия в Крыму.

Поэтому очевидно, что венгерское государство, венгерские политики должны понять, что они имеют дело уже с другой Украиной, которая не потерпит такого рода провокаций со стороны своего западного соседа.

- Думаете, возможно даже такое развитие событий, как в Крыму?

- Нет, я думаю, что до такого не дойдет. Особенно учитывая то, что Венгрия является членом ЕС и НАТО. Очевидно, что за такого рода шаги ее будут неким образом пытаться привести в чувство не только Украина, но и страны Европейского содружества и Североатлантического альянса. Поэтому я не думаю, что дойдет до настолько агрессивных вещей.

Но, тем не менее, я считаю, что Украина должна действовать достаточно решительно. И то, что делает в этом отношении нынешняя украинская власть, я считаю абсолютно правильным.

- Не слабовата ли реакция с нашей стороны?

- Я думаю, что сейчас она является достаточной, эта реакция.

- Интересно ваше мнение еще и об ответственности публичных лиц за то, что они в целом декларируют. Мы имеем кучу "звезд", которые с начала войны и до сих пор не только выступают в России, но и делают публичные заявления в попытке обелить Россию, опровергнуть сам факт ее преступлений в отношении Украины. Есть спортсмены вроде Александра Усика, которые уже пятый год никак не могут определиться, чей же на самом деле Крым. Стоит ли, по вашему мнению, как-то реагировать на эти случаи, эти заявления? Должны ли эти публичные люди нести какую-то ответственность за то, что говорят?

- Знаете, я когда-то прочитал по этому поводу одну фразу, которую сейчас себе позволю повторить: талант не обязательно означает ум. Человек может быть очень талантливым, например, в музыке... Я, к примеру, безумно люблю Pink Floyd, но это не значит, что я буду прислушиваться к заявлениям Роджера Уотерса о том, кому принадлежит Крым. То же касается боксеров, художников, певцов или кого-то другого.

Я думаю, что здесь в первую очередь должно быть достаточно серьезное осуждение со стороны общества. Эти люди должны серьезно думать, - пытаться, по крайней мере, думать - прежде чем делать какие-то политические заявления. Конечно, в идеале пусть бы они вообще никаких политических заявлений не делали...

Очевидно, что именно отношение украинского общества, частью которого они являются, и должно было быть тем фактором, который влиял бы на них так, чтобы у них не возникало желания делать что-то вопреки украинскому государству, каким-либо образом компрометировать его или делать какие-то заявления, ставящие под сомнение целостность Украины.

- То, что они это делают, пожалуй, и является следствием того, что, с одной стороны, декоммунизация у нас слишком поздно началась, а с другой - общество слишком плохо знает свою историю.

- Нашему обществу вообще не хватает определенных элементов культуры. В западном развитом обществе, например, существует культура "неподавания руки", нерукопожатность. Если человек переступил определенную черту, он должен почувствовать это.

Если это не преступление, то за решетку его никто, конечно, сажать не будет, но вместе с тем, для многих других людей становится понятно, что общение с этим человеком надо сводить к минимуму, что он не заслуживает уважения или даже внимания, не заслуживает того, чтобы к его комментариям по тому или иному поводу прислушивались.

И это действует. Это меняет общество, делает его сильнее.

Читайте также: РПЦ в Украине – это как раковая опухоль. А ее порой приходится вырезать - капеллан Мединский

- Вам не кажется, что то, что мы переживаем сейчас, в чем-то напоминает события начала двадцатого столетия, когда вот так же общество не совсем понимало, что происходит, кто свой, кто чужой - и, в конце концов, мы потеряли государство?

- Определенные аналогии можно провести. Но на самом деле мы уже намного взрослее, чем были украинцы в начале 20 века. Уровень самосознания общества намного больше. Способность украинцев к мобилизации - гораздо выше. Это показали и показывают последние события, когда украинцы из ничего в 2014-м создали свою армию, когда мы способны пятый год подряд противостоять одной из самых мощных армий мира.

Поэтому не стоит считать, что то, что мы переживаем сейчас - именно такое, как было в 1917-21 годах. И что нас ждет такой же печальный финал.

Я наоборот абсолютно убежден в обратном. Я убежден, что мы уже сильнее, мы уже взрослее.

Но очевидно, что нам следует помнить уроки наших предшественников, стоит помнить их поражения, потому что это - тоже опыт. Опыт, за который мы заплатили потом почти целым веком господства коммунистического режима. Опыт, за который мы заплатили миллионами жизней. И, собственно, помня этот опыт прошлого, мы не имеем права ошибиться в настоящем.

Кроме того, мне кажется, что сейчас, как никогда ранее, именно наше поколение имеет наилучшие возможности для победы. К сожалению, такого не было ни в начале двадцатого века, ни в его середине, в годы Второй мировой войны. Мы действительно - первое поколение, которое может победить Россию. И мы обязаны это сделать - перед нашими предками и перед нашими потомками.

Автор:
Читайте также
×