Украину ждет большая победа по Крыму - представитель Порошенко

21 августа 2018 09:07279

Проблема воды в аннексированном Крыму стоит очень остро - настолько, что оккупанты рассматривают сразу несколько вариантов ее решения, начиная от подкупа украинских чиновников и заканчивая планами взять этот ресурс силой. Но "мы воду не дадим", заверяет постоянный представитель президента Украины Петра Порошенко в АР Крым Борис Бабин.

О том, какая победа на пути деоккупации полуострова ждет Украину и что нужно сделать для ее достижения, Бабин рассказал в первой части интервью UAportal.

- Вы ранее говорили о засухе в Крыму, о недостатке пресной воды и проблемах, связанных с этим. Считаете ли вы, что в сложившейся ситуации оккупантам остается только молиться? Или они могут предпринять какие-то серьезные действия? Например, могут ли они попытаться захватить часть Херсонской области, Северо-Крымский канал или действовать как-то иначе?

- Давайте исходить из официальных обстоятельств. Имеющихся источников воды в Крыму хватает только для потребностей населения и определенной части хозяйства, не ключевой.

Для того чтобы обеспечить водой предприятия северного Крыма, промышленный аграрный комплекс, другие производства, оккупантам необходимо искать большое количество воды.

На протяжении определенного периода они решали этот вопрос через хищническую добычу через скважины запасов питьевой воды полуострова. Эти запасы исчерпываются. Других запасов, источников нет. Физически.

Поэтому у них есть огромная проблема. Как они ее будут решать? Потому что они не отказываются ни от предприятий северного Крыма, ни от аграрно-промышленного комплекса Крыма. Скорее всего, на данный момент они рассчитывают посредством давления, угроз, коррупции каким-то путем выйти на возобновление водоснабжения по Северо-Крымскому каналу.

Соответствующие планы у них сформированы, определенный алгоритм действий у них есть, они работают.

Думаю, другие действия они будут предпринимать, когда будут исчерпаны все возможности коррупционного, политического давления и тому подобное.

Понятно, что решать этот вопрос посредством коррупции, давления, угроз существенно дешевле и не так рискованно, чем посредством каких-то диверсионных или силовых операций.

Если они убедятся, что воду мы им не дадим – а мы воду им не дадим, - дальше будет выбор: то ли брать ее силой, то ли смиряться с ситуацией и ограничивать промышленные мощности полуострова.

Думаю, если мы надлежащим образом усилим оборону южных районов – а вы знаете, что президент Украины, министр обороны уделяют этим вопросам неусыпное, постоянное внимание, - то россияне выберут путь постепенного сворачивания промышленности Крыма. И это будет нашей большой победой и шагом на пути к деоккупации полуострова, который становится для россиян все более токсичным и неудобным.

Нам главное сегодня – выстоять, не поддаться коррупционному давлению, информационному давлению, политическому давлению, запугиванию со стороны РФ, а мы это уже наблюдаем.

Следующий шаг – сделать обороноспособность южных рубежей Украины, подконтрольной территории, такой, чтобы какая-то силовая операция россиян была несовместимой по стоимости, по последствиям, по полученной выгоде. Чтобы эта вода стала для них золотой из-за санкций, жертв и затрат.

Я думаю, только таким путем мы будем идти.

- Вы знаете, что сегодня Путин превращает Крым в "непотопляемый авианосец", фактически в военную базу. Имеются ли у вас новые данные о вооружении, которое завозится на полуостров? Если да, то какую угрозу оно может представлять для материковой части Украины?

- Мы постоянно мониторим эту ситуацию в рамках нашей компетенции, информируем президента Украины через его Администрацию о милитаризации полуострова.

Ситуация с милитаризацией является стабильно напряженной. Россияне постоянно проводят там военные учения, постоянно усиливают собственную мощь, завозят туда, прежде всего, средства зенитно-ракетной защиты, усиливают группировку Черноморского флота и, соответственно, пограничной службы ФСБ, которая на море также представляет огромную угрозу.

Поэтому мы должны на это реагировать, мы должны вырабатывать форму ответов.

Но, если говорить об авианосце… Ну, хорошо. Но если на авианосце нечего пить и нечего есть, то, наверное, это уже не авианосец, а летучий голландец. Пусть так и будет, и тогда никакое оружие, как говорится, не сработает.

- "Нечего пить и нечего есть". Ну, насчет пить – все понятно. А насчет есть – что вы имели в виду?

- Я имел в виду, что, если мы выходим на ситуацию, когда отсутствие воды в промышленных объемах останавливает промышленный аграрный комплекс Крыма, Россия будет вынуждена завозить в Крым продовольствие в больших объемах.

Потому что то, что сегодня происходит, когда Крым незаконно экспортирует зерновые, прекратится. И тогда уже в Крым будут завозить продукты питания.

Это усложняет логистику, усложняет жизнь оккупационной власти. Это не будет голод, но это будет дополнительной экономической проблемой, дополнительными затратами. И пусть они их несут. Чем больше, тем лучше.

- Какие еще проблемы, кроме воды и продовольствия, сегодня можно назвать самыми острыми для Крыма?

- На самом деле, продовольствие не является острой проблемой. Это очень долгосрочная перспектива. А вода – вопиющая проблема.

Какие у них еще проблемы? Они хотят наладить торговлю с Украиной, с подконтрольной территорией. Для этого через полезных идиотов и агентов влияния лоббируется создание каких-то хабов для товаров, например, под прикрытием создания каких-то сервисных зон. Понятно, что россияне очень заинтересованы в этом, потому что отдельные товары очень сложно завозить из России в Крым – по морю или по Керченскому мосту.

Вы знаете, что Керченский мост до сих пор не работает как транспортное средство, потому что по нему не ходят грузовые автомобили. Но есть такие вопросы… Например, самое простое – корма для животноводства. Их очень трудно завозить из России, а в Крыму сейчас из-за нехватки воды их просто нет.

Для них сегодня кровь из носу, кроме воды, необходима еще и поставка товаров. Не всех, но тех, которые необходимы, с подконтрольной территории Украины. Они давят на это.

Также они давят на возможное возобновление энергообеспечения. Как вы знаете, у них ведется строительство двух новых теплоэлектростанций, скоро они вводят их в эксплуатацию. Но у них есть огромная проблема энергоресурсов. Эти станции будут работать на газоконденсате. Вы знаете о турбинах Siemens, которые они туда завезли. Чтобы обеспечить их топливом, необходимо расширять незаконную добычу углеводородов на шельфе Черного и Азовского морей или завозить эти углеводороды из Российской Федерации.

Второй вариант для них логистически очень сложный, потому что эти ТЭС они подгоняют под существующую систему газопроводов в Крыму с тем, чтобы запитываться от тех ресурсов, которые они незаконно добывают на шельфе.

Но там у них есть проблемка. Им негде хранить газоконденсат зимой, поэтому зимой им будет недоставать того, что они добывают. Поэтому логистически это большая проблема.

Зимой, пока мы не деоккупируем Крым, они всегда будут нуждаться в плече. Например, энергопоставках с материковой Украины. Они также хотят и этого.

Но в основном их стремления сегодня сводятся к воде и к поставкам отдельных товаров с подконтрольной территории.

- По вашим оценкам, возможна ли военная агрессия против Украины из Крыма?

- Я ничего не хочу отрицать, потому что российская власть - система, способная к абсолютно непредсказуемым, нелепым, противоправным действиям: и против собственного населения, и против населения оккупированной территории, и иностранных государств.

Поэтому нельзя сказать, что это невозможно. Возможно всё.

Но можно сказать, что такая агрессия происходит уже сегодня. Например, блокирование украинского судоходства в Азовском море подпадает под определение агрессии, одна из форм которой – экономическая блокада.

Продолжение интервью читайте на UAportal в ближайшее время

Автор:
Читайте также
×