Я меньший джентльмен, чем Кадыров: Радзиховский об инциденте со Скабеевой

25 января 2019 12:43 6.4т

В кулуарах Парламентской ассамблеи Совета Европы произошел инцидент с участием российской пропагандистской журналистки Ольги Скабеевой и народного депутата Украины, члена делегации Украины в ПАСЕ Борислава Березы и других украинцев. Скабеева не раз пыталась вмешиваться в прямые эфиры, которые вели украинские телеканалы.

В частности, во время обращения к журналистам первого вице-спикера Верховной Рады Украины Ирины Геращенко по поводу освобождения пленных украинцев, Скабеева попыталась вмешаться в эфир. Борислав Береза оттеснил журналистку от Геращенко.

На этот инцидент отреагировал глава Чечни Рамзан Кадыров. "Украинский депутат и член делегации в ПАСЕ Борислав Береза толкнул и оскорбил в стенах международной организации хрупкую российскую девушку, журналистку Ольгу Скабееву… Березе следует очень чётко усвоить, если он должным образом не извинится перед Ольгой Скобеевой, обязательно найдётся истинный мужчина, который в любом месте его достанет и с размаху влепит звонкую оплеуху!" - заявил он.

Почему лидер Чечни решил вступиться за журналистку и угрожает ли что-то Бориславу Березе со стороны Кадырова и его людей? Своим мнением на этот счет с UAportal поделился российский журналист Леонид Радзиховский.

Это фирменный стиль Кадырова. Не в первый, не во второй и не в сотый раз. Как вы знаете, он занимает абсолютно совершенно исключительное положение в России. И последний эпизод с газом это подтвердил.

С одной стороны, он это исключительное положение отрабатывает тем, что он объясняет, что любой враг России в его понимании не уйдет от настоящего мужчины. Дескать, я расправляюсь с врагами России – точно так же, как опричники в XVI веке расправлялись с врагами России. С другой стороны, сам факт таких выступлений, которых никогда в жизни не делает ни один российский чиновник, опять-таки является привилегией Кадырова.

Таким образом, тут комбинация: это оплата привилегий и привилегия, потому что, если бы любой другой российский чиновник в таком стиле публично выступал, то он бы очень быстро довыступался. Его бы вызвали в администрацию президента и объяснили бы, что он неправильно поступает. А Кадырова, естественно, никто никогда никуда не вызовет.

"Я главный враг врагов России, и с ними сведу счеты где угодно" - это объяснение и оправдание своих исключительных привилегий. Разумеется, в глазах российского общества.

Российское общество более чем нервно относится к привилегиям Чечни вообще и привилегиям Кадырова в частности, а Кадыров им отвечает: "А в чем дело-то? Кого-то обидели. Кто заступится? Я. Поэтому вполне справедливо, что я имею какие-то привилегии".

Что же касается того, надо ли Березе чего-то бояться или нет, то заметьте, что Кадыров очень грамотно формулирует свою угрозу. В чем угроза? Найдется настоящий мужчина? Найдется. И что этот настоящий мужчина сделает? Застрелит его на мосту, в подъезде? Нет, даст ему пощечину. Но за это Березе было бы нелепо обращаться в суд. Даст пощечину – что это за угроза? Дадут пощечину – ответь, ты же мужчина.

А с другой стороны, учитывая репутацию Кадырова, звучит это зловеще, грозно. Очень четкая пиаровская работа.

А что касается того, надо ли Березе чего-то всерьез опасаться или нет, это уж я не знаю. Я Скабееву не толкал, не знаю, насколько Скабеева женщина хрупкая, не знаю, что с ней произошло, когда ее толкнул Береза.

Я думаю, по любому Береза извиняться не будет, потому что такого рода публичное извинение означало бы конец его политической карьеры, окончательный и бесповоротный.

Вообще, он попал в довольно трудное положение. С одной стороны, извиняться нельзя, а с другой стороны, жить будет не очень комфортно.

Что касается моего отношения к Скабеевой, то скажу, что я ко всем телевизионщикам на свете – российским, украинским, CNN-овским, Fox-овским и прочим – отношусь с омерзением и отвращением. По-моему, это грязная, подлая работа на уровне торговцев наркотиками.

Безусловно, есть журналисты, которые более честно делают свою работу, которые пытаются просто передавать информацию, в том числе передавать ее из опасных мест, где могут убить и где их убивают, и которые работают на тех телеканалах, которые не занимаются наркотрафиком. Или, по крайней мере, если и продают наркотики, то легкие наркотики. Допустим, ВВС. Я так до сих пор считаю, хотя, очень часто ВВС тоже производят абсолютные наркотики.

Но что касается телевизионщиков, которые ведут открытую, очевидную пропагандистскую войну – а таковы, несомненно, все телевизионщики России и, могу предположить, все телевизионщики Украины, - мое отношение к ним – как к обычным наркоторговцам. Я не люблю наркоторговцев.

А то, что они постоянно создают друг для друга информационные поводы – "я тебя толкну, ты меня толкни, я буду орать, что меня толкнули, а ты будешь орать, что тебя толкнули, а вместе делаем общее дело" - в этом у меня никаких сомнений нет.

Это цирк, который заводит публику, который производит выброс адреналина и так далее. Это обычная наркоторговля. Когда наркоман берет дозу, он ведь тоже понимает, что это не очень полезно для здоровья, но он торчит. Точно так же десятки миллионов потребителей этого наркотика торчат, а уж как им это торчание обеспечивают наркоторговцы – это дело наркоторговцев.

Скажем так: я меньший джентльмен, чем Кадыров. Он искренне сочувствует наивной скромной хрупкой русской девушке Ольге Скабеевой. Я таких высоких чувств к этой наивной скромной хрупкой русской девушке не испытываю. Впрочем, как не испытываю таких чувств в отношении тех наивных скромных украинских журналистов, которые с ней вежливо полемизируют.

Автор:
Читайте также
×